Используя обстановку глубокого экономического, идеологического и духовного кризиса 90-х годов, а также возросший интерес населения к религии, в Россию внедрились многие нетрадиционные религиозные организации, которые пользуются в мире скандальной известностью и известны как деструктивные культы или тоталитарные секты.

Оглавление: 

Введение 
1. Проблемы терминологии 
1.1. Промывка мозгов. Реформирование мышления. Контроль сознания. 
1.2. Мышление, сознание, контроль сознания. 
1.2.1. Общие тенденции развития психологии. 
1.2.2. Мышление. 
1.2.3. Сознание. 
1.2.4. Контроль сознания. 
1.3. «Деструктивный культ» или «тоталитарная секта». 
2. Как люди попадают в деструктивные культы.
2.1. Социально-психологические предпосылки увлечения современными внеконфессиональными течениями. 
2.2. Способы вербовки людей в деструктивные культы. 
>3. Методы, техники и механизмы воздействия на сознание адептов в деструктивных внеконфессиональных течениях. 
3.1. Контроль сознания. Психология вербовки. 
3.2. Основные модели деструктивного контроля сознания. 
3.2.1. Восемь приемов контроля сознания Р. Лифтона. 
3.2.2. BITE-модель Стивена Хассена.
3.2.3.1. Когнитивный диссонанс. 
3.2.3.2. Развитие ВITE-модели. 
а) Контроль поведения,
б) Информационный контроль,
в) Контроль мышления
г) Эмоциональный контроль. 
3.2.3.3. Создание культовой личности. 
3.3. Специфические техники, используемые разными организациями. 
4. Отрицательное влияние деструктивных культов. 
Заключение 
Ссылки 
Список использованных документов 

Введение

В России насчитывается от 300 до 500 различных сект. Численность людей вовлеченных в деструктивные и оккультные религиозные организации, достигает 1 млн. человек, причем 70 процентов из них – молодые люди в возрасте от 18 до 27 лет. Только «штатных» сектантов насчитывается минимум 600-800 тыс. Во многих культах сегодня приток членов равен оттоку – выжатый, как лимон, материально, физически и морально сектант через несколько лет «выкидывается» за ненадобностью. По данным экспертов, секты активно скупают недвижимость, сколачивают лобби во властных структурах, инициируют судебные процессы по, якобы, нарушенным законам свободы совести, стремясь основательнее закрепиться в российском обществе [1].

В настоящей работе рассматривается проблема социально-психологического воздействия на личность деструктивных культов (тоталитарных сект). Актуальность проблемы состоит в том, что с помощью хорошо отработанных приемов психологического воздействия для вербовки новых членов культы (секты) умело вовлекают в свои ряды тысячи наших обманутых граждан, в основном молодого возраста 15-35 лет, вырывая их из жизни семьи и общества.

У членов культов изменяются ценностные ориентиры и установки, которые были привиты им с детства, приобретены в процессе обучения и межличностного общения, т.е. меняются свойства личности, связанные с социально-психологической адаптацией к социуму.

Самыми распространенными причинами вовлечения в культы является поиск в условиях тревожной и напряженной жизни нашего общества новых смыслообразующих ценностей, духовной и социальной защиты при отсутствии у людей религиозных и психологических знаний.

Любой деструктивный культ вырастает на почве «основного общества», «основной реальности», педалируя и концентрируя мелочные и привычные грани повседневной реальности: стереотипы доверия, подчинения, взаимообмена, иллюзии простых и быстрых решений, гипноз слов, титулов, иных знаков. Это позволяет добиться того, что человек становиться врагом самому себе при соответствующей организации взаимодействия и воздействия окружающей его группы. Организованное чрезмерное социальное (групповое) давление сильно ограничивает способность человека к самостоятельному поведению.

Наиболее негативное воздействие из действующих в настоящее время в России оказывают следующие деструктивные культы:

1. Американского происхождения — «Свидетели Иеговы», или «Общество Сторожевой башни»; «Церковь Саентологии» или «Дианетика»; «Семья» или «Дети Бога»; «Церковь Христа» (Бостонское движение);

2. Южно-корейского — «Церковь Объединения» Муна, или «Вузовская ассоциация по изучению Принципа»;

3. Индийского — «Всемирное Общество Сознания Кришны»;

4. Шведского — «Слово жизни»;

5. Российского — «Последователи Виссариона», «Богородичный Центр» или «Церковь Божьей Матери Преображающей».

Негативное изменение личности и изоляция от окружающего мира вовлеченных в культы людей часто приводят к разрыву семейных отношений, что приносит многочисленные страдания их семьям и родственникам.

Целью настоящей работы является исследование и систематизация современных данных о способах вовлечения в секты; изучение применяемых сектами методов обработки, удержания и изменения поведения их членов; описать негативное социально-психологическое воздействие деструктивных культов (тоталитарных сект) и определить характерные черт личности людей предрасположенных к культовой вербовке. Все это необходимо для понимания процессов и изменений, происходящих с человеком под воздействием культового контроля сознания, что позволит найти правильный подход в работе как с действующими членными тоталитарных сект, так и с бывшими их последователями.

В связи с указанной целью были поставлены следующие задачи:

1. Изучение вопросов касающихся проблем сознания и мышления в современной психологии.

2. Обзор работ отечественных и зарубежных психологов посвященных проблемам психологических манипуляций.

Апробация работы: Результаты исследования были зачитаны в форме доклада на криминалистическом семинаре для научных и практических работников правоохранительных органов: «Тоталитарные секты и проблемы борьбы с экстремизмом».

1. Проблемы терминологии

1.1. Промывка мозгов. Реформирование мышления. Контроль сознания

В настоящее время терминологический аппарат, используемый как публицистами, так и учеными, для описания специфических методов давления на людей, применяемых в деструктивных культах, разработан плохо. Специалисты разных стран, работающие в данной области, не имеют единой общепринятой терминологии, в результате одно и тот же явление может обозначается тремя различными терминами не являющимися синонимами: промывка мозгов, реформирование мышления и контроль сознания.

Термин «промывание мозгов» был предложен журналистом Эдвардом Хантером в 1951 году и часто используется как синоним контроля сознания. Хантер перевел это слово с китайского his nao, (буквально «промывать мозг»), чтобы описать процесс, в результате которого, взятые в плен во время корейской войны, отлично подготовленные американские солдаты, смогли внезапно изменить присяге, признаться в вымышленных военных преступлениях, согласиться с лишением собственной свободы и полностью изменить свои убеждения [2].

В литературе западных исследователей посвященной проблемам деструктивных культов и тоталитаризма вообще механизмы изменения человеческой личности часто определяются термином «реформирование мышления».

Роберт Джей Лифтон [3] называет «реформированием мышления» конкретные процессы изменения поведения, применявшиеся к гражданскому населению в континентальном Китае и к военнопленным времен корейской войны [4].

Доктор Маргарет Сингер определяет программу реформирования мышления как технологию изменения поведения человека, применяемую для того, чтобы побудить его к изучению и принятию, как идеологии, так и набора правил поведения при определенных условиях. Она отмечает, что существуют критерии, отличающие программу реформирования мышления от других форм социального обучения [5].

В последнее время западные, а вслед за ними и российские исследователи все чаще используют термин «контроль сознания», который некоторыми авторами понимается как синоним «реформирования мышления». По причине, не устоявшейся терминологии, все три названия часто смешиваются, что вносит путаницу и затрудняет изучение механизмов влияния деструктивных культов на своих последователей.

Е.Н. Волков [6] не безосновательно считает, что нельзя смешивать «промывание мозгов» с контролем сознания (реформированием мышления), т.к. «термин «промывка мозгов», как правило, связывается в людских умах с открытым принуждением. … Процесс «промывки мозгов» предполагает изначальное отношение субъекта к «агентам влияния» как к «врагам». В условиях контроля сознания «агенты влияния» рассматриваются как друзья или наставники. Они добиваются ослабления личностной защиты, делая людей более уязвимыми для манипулирования. Человек полагает, что действует самостоятельно, тогда, как фактически подвергается мощному социальному влиянию» [7]. Напротив, Волков не видит принципиальной разницы между «контролем сознания» и «реформированием мышления» и в своих работах часто употребляет эти термины рядом.

Для того чтобы понять, могут ли определения «контроль сознания» и «реформирование мышления» выступать в качестве синонимов и выбрать наиболее подходящее из них, необходимо обратиться к значению таких основных понятий психологии как сознание и мышление. Кроме того, данный экскурс поможет нам отчасти приблизится к пониманию современных научных воззрений на устройство человеческой психики, что небесполезно для понимания механизмов воздействия на личность человека.

1.2. Мышление, сознание, контроль сознания.

1.2.1. Общие тенденции развития психологии

В конце XIX века психологию характеризовали как науку весьма далекую от завершенного состояния. «Никогда еще в области психологических проблем не было такой резкой борьбы направлений, партий и личных миросозерцаний, как в настоящее время, и вместе с тем никогда еще не замечалось такого сильного стремления к синтезу и примирению, такой готовности, по отдельным вопросам, к взаимным уступкам и соглашению, как в наше время. Все психологи, по-видимому, ищут общего лозунга для примирения и основания «единой науки» о сознании и душевной деятельности человека и животных и, не сразу находя его, разрабатывают психологию каждый по-своему, избегая щекотливых вопросов (напр. о душе и ее природе) или споря о несущественных мелочах» [8]. К сожалению, в настоящее время общее положение дел в психологической науке изменилось не значительно, хотя существует множество серьезных достижений в различных ее отраслях.

В бурном XX веке революции в психологии совершались одна за другой. Как следствие психологи перестали слышать и понимать друг друга. Приверженцы одного направления вообще прекращают спорить с приверженцами других – они просто не замечают работ иных школ как заведомо неверных. Психология разламывается на непересекающиеся части, которые лишь на исходе XX века еле-еле начинают соединяться друг с другом, но соединяться без особого разбора, не обращая внимания на противоречия, без всякого теоретического осмысления [9].

Возвращаясь к интересующим нас терминам «сознание» и «мышление», важно заранее оговориться, что в психологии вообще нет ясных и общепринятых определений практически всех важных терминов. Крайне загадочны определения психики, эмоций, памяти, интуиции, личности… «Существующую психологическую терминологию не ругает только ленивый» [10]. По этому подобрать со всех сторон подходящее определение к «сознанию» или «мышлению» оказалось делом довольно не простым.

1.2.2. Мышление

Мышление, согласно Юнгу, представляет собой, «одну из четырех основных психологических функций. Мышление есть та психологическая функция, которая, следуя своим собственным законам, приводит данные содержания представлений в понятийную связь. Это есть апперцептивная деятельность, как таковая, она делится на активную и пассивную мыслительную деятельность…» [11]

Философский энциклопедический словарь говорит о мышлении как о высшей форме «активного отражения объективной реальности, состоящей в целенаправленном, опосредствованном и обобщённом познании субъектом существенных связей и отношений предметов и явлений, в творческом созидании новых идей, в прогнозировании событий и действий. Возникает и реализуется в процессе постановки и решения практических и теоретических проблем» [12].

Психологический словарь определяет мышление как «процесс познавательной деятельности индивида, характеризующийся обобщенным и опосредствованным отражением действительности. … Мышление часто развертывается как процесс решения задачи, в которой выделяются условия и требования. Задача должна быть не только понята субъектом, но и принята им, т. е. соотнесена с потребностно-мотивационной сферой личности. Мыслительная деятельность побуждается мотивами, к-рые являются, не, только условиями ее развертывания, но и факторами, влияющими на ее продуктивность. Мышление человека характеризуется единством осознанного и неосознанного. Большую роль в мыслительной деятельности играют эмоция, обеспечивающие управление поиском решения задачи. Продуктом мышления могут быть цели последующих действий. … В межличностных отношениях мышление выступает как интерпретация реакций и движений другого человека, как трактовка результатов предметных действий человека и деятельности в целом, как понимание речевой продукции (устной и письменной) другого человека. Межличностное познание включает в себя формирование представлений об образе мыслей другого человека, стиле его мышления, о том, что он думает о субъекте мышления, и о том, что он думает по поводу того, что субъект думает о нем самом, и т. д. Мышление включено и в структуру воздействия на другого человека, как в условиях кооперации, так и в условиях конфликта. В ходе общения результаты мыслительной деятельности одного человека (знания) передаются другому. Знания (обобщения) могут относиться к предметному миру или к самому процессу решения задач (общие методы решения). Сама мыслительная деятельность может выступать как совместная, коллективная. Общение необходимо предполагает обобщение. Мышление является составной частью и особым объектом самосознания личности, в структуру к-рого входит понимание себя как субъекта мышления, дифференциация «своих» и «чужих» мыслей, осознание еще не решенной проблемы как именно своей, осознание своего отношения к проблеме…

Особую роль в развитии мышления ребенка играют целенаправленные воздействия взрослого в форме обучения и воспитания» [13].

Знаменитый русский физиолог И.П. Павлов говорит, что «мышление – до известного пункта ничего другого не представляет, как ассоциации, сначала элементарные, состоящие в связи с внешними предметами, а потом цепи ассоциаций» [14].

Как видно из приведенных определений, мышление понимается учеными по-разному. Но во всех случаях под мышлением подразумевается живой психический процесс, включенный в непрерывное взаимодействие человека с миром [15]. Оно выступает прежде всего как процесс анализа, синтеза и обобщения, посредством которых человек решает задачи или проблемы. В ходе такого процесса формируются и развиваются все основные качества мыслящего субъекта, в том числе умственные способности [16].

Иногда мышление определяется философами как отражение действительности в сознании человека. Сознание мыслится как некое зеркало, в которое смотрится наше Я. Однако этот подход не продуктивен. Если под отражением понимать получение информации, то это составляет примерно лишь 10% умственной активности, которая обеспечивает принятие решения [17].

1.2.2. Сознание.

«Ключевое понятие психологической науки – сознание – имеет едва ли не сотню разных и противоречащих друг другу значений… В итоге любая попытка строгого определения сознания, к сожалению, обречена на справедливую и беспощадную критику, т.к. не может соответствовать всем популярным значениям этого понятия» [18]. Еще в XIX веке сознание считалось самым запутанным словом в человеческом словаре [19]. Не смотря на серьезные достижения сделанные психологами в разных областях науки единого и исчерпывающего мнения о том, что такое сознание человека нет. «Ученые часто говорят о сознании, не только не определяя его, но, даже не соотнося со смежными понятиями» [20]. Главная загадка психологии – загадка сознания – и по сей день остается нераскрытой.

Споры о сознании малопродуктивны, поскольку сам термин «сознание» омонимичен, противоречив и плохо определен. В.В. Налимов цитирует Дж. Рея, попытавшегося проанализировать все употребления слова «сознание» и пришедшего к выводу: «Нет ясного смысла, который можно было бы связать с этим словом в терминах какого либо реального феномена в мире» [21].

Не смотря на это, приведем несколько наиболее интересных определений сознания.

В кратком философском словаре сознание определяется как «высшая форма отражения объективной реальности свойственная человеку» [22].

Более развернутое определение сознанию дается Советским Энциклопедическим словарем. «Сознание, одно из основных понятий философии, социологии и психологии, обозначающее человеческую способность идеального воспроизведения действительности в мышлении. В марксистской философии сознание рассматривается как осознанное бытие, как свойство высокоорганизованной материи, как субъективный образ объективного мира, как идеальное в противоположность материальному и в единстве с ним; в более узком смысле Сознание — высшая форма психического отражения, свойственная общественно развитому человеку и связанная с речью, идеальная сторона целеполагающей трудовой деятельности. Сформировалось на основе и в процессе общественной практики. Выступает в двух формах: индивидуальной (личной) и общественной» [23].

Карл Густав Юнг под сознанием понимает «отнесенность психических содержаний к нашему эго, поскольку ЭГО ощущает эту отнесенность, как таковую. Отношения к эго, поскольку они, как таковые, им не ощущаются, остаются бессознательными. Сознание есть функция или деятельность, поддерживающая связь между психическими содержаниями и эго. Сознание для меня не тождественно с психикой, ибо психика представляется мне совокупностью всех психических содержаний, из которых не все непременно связаны прямо с эго, т. е. настолько отнесены к эго, что им присуще качество сознательности. Есть множество психических комплексов, из которых не все, по необходимости, связаны с эго» [24]. Также он считает, что «сознание ведет свой род от бессознательной психики, которая старше сознания, и которая функционирует в последующем либо вместе с сознанием, либо вопреки ему» [25].

В философском энциклопедическом словаре сознание определяется как «одно из основных понятий философии, психологии и социологии, обозначающее высший уровень духовной активности человека как социального существа. Своеобразие этой активности заключается в том, что отражение реальности в форме чувств и мыслительных образов предвосхищает практические действия человека, придавая им целенаправленный характер. Объективный мир, воздействуя на человека, отражается в виде представлений, мыслей, идей и др. духовных феноменов, образующих содержание сознания, которое запечатлевается в продуктах культуры (включая языки др. знаковые системы), приобретая форму идеального. Сознание включает аксиологический, ценностный аспект, в котором выражается избирательность сознания, его ориентация на выработанные обществом и принятые субъектом сознания ценности — философские, научные, политические, нравственные, эстетические, религиозные и др. Сознание включает отношение субъекта, как к этим ценностям, так и к самому себе, выступая тем самым в виде самосознания, которое также имеет социальную природу. Познание человеком самого себя становится возможным благодаря его способности, соотносить свои установки и ориентации с жизненными позициями других людей, умению встать на эти позиции в процессе общения» [26].

Наиболее развернутое определение «сознанию» дает психологический словарь. «Сознание — высший уровень психического отражения и саморегуляции, присущий только человеку как общественно-историческому существу. Эмпирически сознание выступает как непрерывно меняющаяся совокупность чувственных и умственных образов, непосредственно предстающих перед субъектом в его «внутреннем опыте» и предвосхищающих его практическую деятельность. …. Сознание характеризуется: активностью; интенциональностью; способностью к рефлексии, самонаблюдению (осознание самого сознания), мотивационно-ценностным характером; различной степенью (уровнями) ясности. Сознание любого индивида уникально, но не произвольно — оно обусловливается внешними по отношению к сознанию и независимыми от него факторами (прежде всего структурами той социальной системы, в которой существует индивид). … По данным самонаблюдения, сознание лишено собственной психологической специфики — его единственный признак состоит в том, что благодаря сознанию перед индивидом предстают (с той или иной степенью ясности) различные явления, составляющие содержание конкретных психологических функций. Поэтому сознание либо рассматривалось как общее «бескачественное» условие существования психики и обозначалось, по существу, метафорически («свет сознания», «поле сознания», «сознание — общий хозяин психических функций» и т. д.), либо столь же неправомерно отождествлялось с какой-либо психической функцией (чаще всего со вниманием или мышлением). … На протяжении веков проблема сознания является ареной острой идейно-теоретической борьбы, в которой естественнонаучный материалистический подход противостоит религиозно-идеалистическим концепциям» [27].

К сожалению, все попытки психологической науки объяснить, что представляет собой сознание, не увенчались успехом. Различные психологические школы пытались подступиться к этой проблеме с разных сторон и проводили необычайные по своей изобретательности эксперименты. Но все усилия ученых оказались тщетны, в лучшем случае исследователи признают свое бессилие разгадать тайну человеческой антропологии, в худшем сознание вообще отвергается как явление. Подавляющее большинство справочных и учебных пособий советского периода основывается на «достижениях» школы Рубинштейна. В постсоветское время, когда государство не ищет подтверждения своим идеологическим позициям в исследованиях ученых, и не требует от них развития науки в определенном русле, начали меняться и подходы к изучению проблемы сознания. Не удивительно, что именно в этот период В.М. Аллахвердов провозгласил: «Сознание как эмпирическое явление, как переживаемый всеми факт непосредственной данности (самоочевидности) не имеет научного обоснования. Это субъективное переживание не получает и не может получить самоочевидного объяснения. Сознание не выводимо непосредственно ни из окружающего нас и сознаваемого нами мира, ни из внутренних глубин, принципиально сознанию недоступных. Явление сознания нельзя вывести ни из структуры нервной системы, ни из законов ее функционирования. Еще менее вероятно вывести сознание из законов генетики или молекулярной биологии. Оно также не имеет обоснования с точки зрения полезности для организма. Феномен непосредственной данности ни достаточен, ни необходим для процессов социального взаимодействия – во всяком случае, из этих процессов не выводим. Он не выясняется при анализе содержания того, что воспринимается как самоочевидное, и не объясняется законами трансформации этого содержания. Изучение случаев патологических нарушений сознательной деятельности также не может привести к пониманию этого феномена. Сознание не имеет никаких аналогов в технических системах – все они лишены чувства самоочевидности» [28]. Таким образом, тайна сознания для психологии и по сей день остается тайной.

Но, не смотря на необъяснимый характер сознания, психологам удалось выявить некоторые его особенности, которые будут полезны для понимания механизмов управления поведением человека.

1. В сознании человека отражается окружающий его мир. 
2. Сознание каждого индивида уникально.
3. Одним из основных инструментов познания и анализа этого мира является мышление. 
4. Сознание тесно связано с речью. 
5. Сознание человека определяет его практическую деятельность. 
6. Сознание включает в себя отношение субъекта к различным ценностям (аксиологический аспект). 
7. Сознание можно рассматривать, как непрерывно меняющуюся совокупность чувственных и умственных образов. 
8. Сознание обуславливается внешними факторами: окружающим миром, физиологическими и социальными процессами [29]. 
9. То, что человек осознает, то во многом зависит от его предположений, а так же от того, какую задачу он в данный момент решает [30]. 
10. Психические и сознательные процессы тесно связаны с работой мозга [31].

В данной работе «сознание», будет пониматься не в религиозном и философском, а в медицинском аспекте, как совокупность психических процессов, включающих в себя мышление, речение, ощущение, восприятие, представление, внимание, воображение, волю и память [32], которые формируют в душе человека образ окружающего мира и поведение индивида. Сознание как явление будет пониматься как эмпирический факт представленности субъекту картины мира и самого себя, как выраженная в словах способность испытуемого отдавать себе отчет в том, что происходит [33].

Среди некоторых российских психологов (преимущественно ленинградской школы) наблюдается стремление не включать чувства, влечения и эмоции в состав психических процессов. Это связано с тем, что они склонны рассматривать и чувства и влечения и эмоции в рамках такой психологической категории как психические состояния. Однако тем, кто стремиться изъять эмоциональную составляющую, при анализе психических процессов полезно было бы напомнить слова, сказанные В.С. Дерябиным во время его публичной лекции еще в 1927 году.

«Интересные данные для выяснения работы головного мозга принесло изучение новой болезни – летаргического энцефалита. Здесь нередко оказывается изолированное поражение эмоционально-волевой сферы. Экспериментально-психологическое исследование показывает, что с интеллектом у больного дело обстоит нередко благополучно, но у него нет ни тоски, ни радости, ни гнева, ни надежды и нет целей. Получается живой труп. Этот естественный эксперимент с особенной яркостью показал, что движущей силой являются эмоции, что интеллект сам по себе бесплоден. Ум, освобожденный от влияния эмоций, похож на механизм, из которого вынута пружина, приводящая его в действие. Разум – только рабочий аппарат» [34].

Именно основываясь на исследованиях В.С. Дерябина, мы в данной работе придерживаемся следующей классификации психических состояний.


Проанализировав оба понятия «сознание» и «мышление» становится очевидным, что термин «сознание» гораздо шире и состоит из множества процессов и функций. «Мышление» в свою очередь, является составной частью сознания. Таким образом, употребление понятия «реформирование мышления» ограничит нас в описании методик манипулирования личностью, воздействием деструктивных культов только на мыслительные процессы человека, оставив вне поля зрения такие важные аспекты как речение, ощущение, восприятие, представление, внимание, воображение, волю и память.

1.2.3. Контроль сознания

Термин «контроль сознания» связан с определенным набором методов, методик, влияющих на то, как человек думает, чувствует и действует (например, гипноз или блокирование мышления). Подобно множеству видов знания, контроль сознания в своей основе не является ни добром, ни злом. Если применения методов контроля сознания не лишает человека свободы выбора и предоставляет ему самостоятельно распоряжаться своей жизнью, то результаты могут быть самыми благотворными. Например, «положительный» контроль сознания можно применять, чтобы помочь людям избавиться от вредных привычек. «Контроль сознания становится разрушительным, когда с его помощью подрывается способность человека думать и действовать независимо» [35].

1.3. «Деструктивный культ» или «тоталитарная секта»

Специалисты для обозначения движений использующих контроль сознания используют два термина «деструктивный культ» и «тоталитарная секта». Термин «деструктивный культ» употребляется западными учеными, в России же большее распространение получил термин «тоталитарная секта». Для того чтобы отдать предпочтение тому или иному определению необходимо обратиться к значению таких понятий как «культ», «секта», «тоталитарный» и «деструктивный».

Словарь русского языка С.И. Ожегова определяет культ как религиозное служение божеству, и связанные с этим обряды, например, культ Аполлона или Христианский культ. В переносном смысле под культом понимается преклонение перед кем-нибудь или чем-нибудь, почитание кого-нибудь или чего-нибудь [36].

В советском энциклопедическом словаре говорится, что слово культ происходит от латинского cultus – почитание. Культ является одним из основных элементов религии. Это могут быть действия (телодвижения, чтение или пение определенных текстов и т.п.), имеющие целью дать видимое выражение религиозному поклонению или привлечь к их совершителям божественные «силы» (т.н. таинства). Так же под культом понимается чрезмерное возвеличение чего-либо или кого-либо (культ личности) [37].

Краткий словарь современных понятий и терминов дает три значения слова культ: «1) совокупность обрядов и ритуалов, установленных церковными канонами; … 2) религиозно синкретическая организация (церковь, секта) сочетающая в догматике и ритуалах элементы местных традиций верований и христианства; … 3) чрезмерное возвеличивание кого-либо или чего-либо вплоть до обожествления; культ личности, культ силы» [38].

В книге Джоша Макдауэлла, Дона Стюарта «Обманщики. Во что верят приверженцы культов. Как они заманивают последователей» предложены следующие определения.

Психологи пытаются определить культ как группу, которая способна изменить чье-либо поведение и психологическую точку зрения на жизнь. Социологи определяют культ как группу, которая не соответствует нормам данного общества. Теологи вкладывают в понятие «культ» латинское значение этого слова — «поклоняться», «почитать» что-либо. Культ — группа людей, убеждения которых основаны на представлении о превосходстве определенного лидера, трактующего доктрину культа так, что она отрицает центральную доктрину христианства или другой традиционной религии (индуизм, буддизм, ислам и др.) [39].

В книге «Молодежь, промывка мозгов и экстремистские культы» культ определяется, как религиозная организация, стремящаяся находиться вне основного потока доминантных религиозных форм, существующего в любом обществе [40].

Также под культом понимается особый тип социальной системы, то есть это группа людей с особой и прочной моделью отношений, верований, ценностей и практики, которая дает группе уникальную индивидуальность [41].

В книге «Опасные тоталитарные формы религиозных сект» культ определяется как 1) чрезмерное возвеличивание кого-либо или чего-либо (личности, силы, процесса, явления, предмета, свойства, потребности, идеи) вплоть до поклонения и обожествления, изменения образа жизни и мировоззрения; 2) совокупность учений, обрядов и ритуалов по отношению к объекту культового возвеличивания; 3) движение или организация, поддерживающая культовое учение, обряды и ритуалы [42].

Термин «деструктивный» происходит от латинского слова destructio – нарушение, разрушение и характеризует что-либо как разрушительное, нарушающее установленный порядок, сложившиеся нормы [43]. Таким образом, «деструктивный культ – это разновидность культа, разрушительная по отношению к естественному гармоническому состоянию личности: духовному, психическому и физическому (внутренняя деструктивность), а также разрушительная к созидательным традициям и нормам, сложившимся социальным структурам, культуре, порядку и обществу в целом (внешняя деструктивность)» [44].

Так же Попытка пояснить, что такое «деструктивный культ» была предпринята на конференции по культам, организованной Американским семейным фондом [45], Нейропсихиатрическим институтом UCLA и Фондом Джонсона в конце 80-х годов XX века:

Деструктивный культ представляет собой группу или движение, демонстрирующую громадную или чрезвычайную преданность какой-либо личности, идее или вещи и неэтично применяющая манипулятивные методики убеждения и контроля (например, изоляция от бывших членов и семьи, истощение, использование специальных способов повышения внушаемости и раболепства, мощное групповое давление, информационное управление, приостановка индивидуальности или критического умения правильно разбираться (оценивать ситуацию), стимулирование полной зависимости от группы, страха перед уходом из нее и т. д.), предназначенные для того, чтобы добиваться успехов в достижении целей групповых лидеров с действительным или вероятным ущербом для членов, их семей или общества [46].

Под словом «секта» в словаре русского языка Ожегова понимается:

1) религиозная община, отколовшаяся от господствующей церкви; 
2) группа лиц, замкнутых на свои узкие интересы [47].

Дэвид Майерс в книге «Социальная психология» определяет секту как группу, обычно характеризуемую: 

1) особым ритуалом поклонения Богу или человеку; 
2) изоляцией от окружающей «злой» культуры: 
3) наличием харизматического лидера (Ересь в отличие от секты есть лишь ответвление официальной религии) [48].

В Большой Советской энциклопедии секта определяется следующим образом: «Секта (лат. Secta – учение, направление, школа, от sequor – последователь) первоначально название группы (школы) последователей какого-либо философа; с первых веков нашей эры название религиозных групп и общин, отколовшихся от господствующего направления, в иудаизме, христианстве, исламе… Для всякой секты характерны: исключительная приверженность к букве своего учения, фанатизм, замкнутость в узком круге единомышленников» [49].

Как видно из приведенных определений термин секта имеет несколько значений. Большинство филологов считают, что в его основе лежит латинское слово secta означающее учение, путь, правило, образ действия, направление или школу [50]. Также корни этого термина видят и в слове sequor (лат.) – следовать, идти вслед (за) [51], т.е. секта может пониматься как группа людей, объединенная вокруг своего лидера. Некоторые специалисты считают, что слово «секта» может происходить и от латинского secare – «отсекать» [52]. Такое определение позволяет характеризовать секту, как движение, отколовшееся от основного направления.

Все приведенные выше определения не совсем подходят для описания современных сектантских групп, по этой причине А.Л. Дворкин предложил собственное определение для этого термина «Секта – это закрытая религиозная группа, противопоставляющая себя основной культурообразующей религиозной общине (или основным общинам) страны или региона» [53].

Термин тоталитарная секта был впервые употреблен А.Л. Дворкиным в 1993 году [54], и обозначал группу, которая эксплуатирует своих членов, используя специальные манипулятивные приемы. «Она в значительной степени контролирует поведение, мысли и эмоции своих членов. Она использует различные методы для превращения новообращенного человека в лояльного, послушного, раболепного и подобострастного члена» [55].

В последствии определение было доработано и приобрело следующий вид. «Тоталитарными сектами стали называться особые авторитарные организации, лидеры которых, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под религиозными, политико-религиозными, психотерапевтическими, оздоровительными, культурологическими и иными масками» [56].

В книге «Опасные тоталитарные формы религиозных сект» авторы раскрывают понятие тоталитарной секты следующим образом:

«Тоталитарная секта — авторитарная иерархическая деструктивная организация (религиозная, политическая, психотерапевтическая, образовательная, коммерческая), или движение, практикующая обманную вербовку и контроль сознания для сохранения своих адептов покорными доктрине и лидеру, который, пользуясь неосведомленностью и неопытностью людей, целенаправленно их обманывает и привязывает к себе, культивируя у них состояние невежественности и неестественной, противозаконной зависимости» [57].

А.И. Осипов в книге «Тоталитарные секты: технология обмана» дает следующее определение: «Тоталитарная секта – это организация, построенная по иерархическому принципу с железной дисциплиной подчиненная лидеру (лидерам). Лидер этой организации, используя методы скрытого и явного психологического воздействия, добивается трансформации психики членов своей организации, устанавливает тотальный … контроль за их сознанием, поведением и образом жизни, что позволяет держать членов организации в состоянии зависимости и использовать их в своих корыстных целях» [58].

Данные определения содержат в себе термин «тоталитарный», происходящий от латинского слова totalitas – весь, целый, полный, благодаря чему секта характеризуется как организация, стремящаяся к полному контролю над всеми сферами жизни своих членов, использующая насильственные методы и уничтожающая свободу личности [59].

Анализ приведенных определений показывает что термины «тоталитарная секта» и «деструктивный культ» близки по значению и могут употребляться в качестве синонимов. Однако каждый из них имеет свои смысловые оттенки. Термин «деструктивный культ» подчеркивает разрушительный характер организации, а также чрезмерное возвеличивание (обожествление) в ней чего-либо, обычно лидера или управляющей организации. В свою очередь, определение «тоталитарная секта» отражает стремление организации к полному контролю над своими последователями.

Исходя из этого, кажется целесообразным объединить оба эти понятия в одно, например, «тоталитарный деструктивный культ» или «тоталитарная деструктивная секта», что отражало бы основные особенности рассматриваемых организаций: стремление к полному контролю над своими адептами и разрушительные последствия для личности адепта, его семьи и общества в целом. Но введение нового определения требует серьезного обсуждения со стороны специалистов в этом вопросе. По этому в данной работе будут употребляться оба термина «деструктивный культ» и «тоталитарная секта» в качестве синонимов обозначающих одно и тоже явление. Но предпочтение будет отдаваться термину «деструктивный культ» т.к. в работе в основном использовались материалы западных ученых.

Так же следует заметить, что в современном обществе все чаще под «сектой» понимается группа лиц, отделившаяся от основного движения и, как правило, использующая в искаженном или урезанном варианте, его доктрину.

Культовые вербовщики умело используют это обстоятельство и часто задают вопрос: «Вы называете нас сектой, но скажите, от какой церкви (или организации) мы отделились?» В подавляющем большинстве, обычные люди не посвященные в особенности терминологии и не знающие истории развития движения не находят что ответить и попадают в ситуацию благоприятную для культовой вербовки.

Что же отличает адепта деструктивного культа от последователя традиционной религии? Последователя культа, прежде всего, отличает состояние ума. Этому состоянию характерно ограниченное миросозерцание, отсутствие здравой логики, опьянение чувственностью и отсутствие критического мышления. Члены культовых групп могут не походить друг на друга, однако все они следуют определенным моделям поведения, которые выделяют их на фоне других людей. Группу нельзя считать «деструктивным культом» на основании того, что ей присущи неортодоксальные верования или практики. Основное отличие деструктивных культов состоит в том, что они прибегают к обману и методам контроля сознания, чтобы подорвать свободную волю человека и поставить его в зависимое от лидера положение [60].

Так же назовем некоторые общие признаки, характерные для культов: 
1. Экзотическое происхождение. 
2. Новый культурный стиль жизни. 
3. Степень вовлеченности в движение, значительно отличающаяся от степени вовлеченности в жизнь традиционной христианской Церкви. 
4. Наличие харизматического лидера. 
5. Наличие последователей (преимущественно, молодые люди из образованных и обеспеченных слоев общества). 
6. Необычность, привлекающая общественное внимание. 
7. Деятельность на международном уровне [61]. 
8. Использование методов контроля над сознанием.

Группа становится деструктивной, когда лидер активно пользуется неограниченной властью с целью обмануть членов группы, лишить их индивидуальности и свободной воли. Например, последователям Церкви унификации предлагается отказаться от своей собственной воли (трактуемой как сатанинская) в пользу представителя Бога, Муна, и его приближенных. Маршал Эпплуайт заявил последователям, что его устами говорило некое инопланетное существо, и таким образом оправдывал абсолютный контроль над их жизнями. Лидеры множества групп (включая Двенадцать Племен, Международную Церковь Христа и Свидетелей Иеговы) провозглашают, что воля Бога состоит в том, чтобы следовать за ними [62].

Изучение общественного мнения, касающегося деструктивных культов показывает, что никакого четкого представления об этом явлении у нашего общества нет [63]. Под сектой многие подразумевают группу агрессивных зомби во главе с фанатическим психопатом. Этот образ формируется средствами массовой информации, гоняющимися за сенсационными сообщениями, и очень часто не соответствует действительности. В жизни люди сталкиваются с вежливыми, любвеобильными, улыбающимися людьми, предлагающими изучать Библию, пройти психологическое тестирование или изучение иностранного языка заграницей. Культами используется масса тонких уловок с целью скрыть от глаз посторонних и новичков истинное лицо организации. Реальные секты отличаются от навязанного нам образа, и наше общество не готово к встрече с ними. По оценкам ученых, «российская психологическая, педагогическая и юридическая наука и практика, законодательная исполнительная и судебная системы почти не имеют опыта противодействия деструктивным культам» [64].

Алексей Боковов
Выпускники Тобольской Духовной Семинарии — 19.06.2007.