Город Можайск – один из древних русских городов, основан в 1231 г.

      Принадлежал город смоленскому князю Ростиславу Мстиславовичу, который происходил в девятом поколении от Святого равноапостольного князя Владимира.
 
      После смерти князя Ростислава, его сыновья – Глеб и Михаил обидели своего брата Феодора, дав ему в удел один только город Можайск. Святой и блаженный князь Феодор, по прозванию – Чёрный, несмотря на то, не гневался на них и терпеливо владел своим уделом.
 
    Можайск был тогда еще очень юным, бедным и малочисленным городком с небольшой округой и прилежащими селами. Но Феодор принял удел, по выражению составителя его жития, безропотно, помышляя паче всего о стяжании сокровища некрадомого, нетленного, вечного.
 
   В короткое время умный и добрый князь сумел сделать свой удел и людным, и небедным, и заслужил благовейную любовь народа. Как выглядел город Можайск в это время представить довольно трудно. Вероятнее всего, территория его ограничивалась деревянной, обмазанной глиною, крепостию. Эта крепость – город целиком помещалась на Соборной горе. Внутри крепости было несколько деревянных церквей и княжеский двор.
 
    Рядом с крепостью, по тому месту, где сейчас находится улица Бородинский спуск, проходила Большая дорога из Смоленска в Москву.
 
    По прошествии некоторого времени князь Федор вступил во владение Ярославского княжества;  позднее, на его содержании были Чернигов, Болгары, Куманы, Корсунь, Арск, Казань и другие – всего 36 городов.
 
    Святой Феодор управлял княжеством кротко, мудро, беспристрастно, заступаясь за обиженных, вдов и сирот, милосердствуя о нищих и убогих. Летописи отличают его искреннее и смиренное благочестие, усиленные посты и молитвы, многотрудные подвиги и попечение касательно храмостроительства и церковного благолепия, а также его попечение к епископскому и священному сану, — в чем подражали ему и его благочестивые сыновья – Давид и Константин; из коих младший скончался впоследствии безбрачным, а старший 23 года мирно управлял Ярославским княжеством.
 
   Перед самой своей кончиной Святой Феодор пожелал принять схиму, после чего, преподав всем прощение и сам испросив у всех прощения, он осенил себя крестным знаменем и предал душу свою  в руки Божии. Предсмертное завещание Святого – благоверного князя Феодора помещено полностью на древней иконе в Спасском монастыре. На иконе Святой Феодор изображен во весь рост в иноческой одежде, посреди своих сыновей, со свитком в левой руке. 
 
    Копия этой иконы с частичкой мощей Святого благоверного князя Феодора и чад его Давида и Константина  находится в Никольском Соборе г. Можайска.
Святого благоверного князя Феодора погребли в храме Преображения Господня в городе Ярославля, в 1305 г. Можайск захвачен князем Московским Юрием Даниловичем, и становится западными вратами Московского княжества.
 
    В 1340 г. по завещанию князя Ивана Калиты, Можайск вначале переходит его жене, затем внуку – Димитрию Донскому.  После смерти Димитрия Донского в 1389 г. город переходит к его сыну – князю Андрею – и становится столицей удельного княжества.
 
   Известно, что князь Андрей был боголюбив и по тогдашнему обыкновению радел о построении монастырей. Так в 1408 году Святой Преподобный Ферапонт основал монастырь во имя Рождества Богородицы, впоследствии получившего название Лужецкого.

    В 1413 г. был построен Колоцкий монастырь при Большой Смоленской дороге, на расстоянии 21 версты от Можайска.
 
   Укрепляется Можайская крепость, строится белокаменный городской собор, освященный в честь Святителя Николая.
 
  Быть может, сын непобедимого воина хотел показать, что он вручает охрану города невидимой помощи великого угодника Божия.
 
   Спереди, на «вратех» с 1409 г. расположен резной образ Святителя Николая. Фигура Святого плоская, даже руки и ноги сильно разведены в стороны. Образ располагался в глубокой нише каменных ворот.
 
   Трудно сказать, когда можайцы построили «храм на вратех» и поставили в нем новый резной образ Святителя Николая.  Впервые образ упоминается в 1495 г. в наказе великого князя Московского Ивана Третьего князьям С. М. Ряполовскому и М. Я. Русалке, направлявшимся вместе с великой княжной Еленой Ивановной из Москвы в Литву к её жениху – великому князю Александру Казимировичу.
 
   Судя по писцовой книге 1595 – 1598 гг. города Можайска, скульптура Святителя Николы помещалась В Никольском приделе надвратной церкви Воздвижения Креста Господня. Во время польской интервенции в 1612 г.  икона была увезена в Литву. Когда в 1619 году вернули образ, придел был восстановлен и освящен уже, как отдельный храм.
 
    Роль Можайска, как пограничного города, всецело зависела от того, кому принадлежал Смоленск. Так с 1404 по 1514 год смоленск входил в состав Великого Княжества Литовского, а с 1611 по 1667 год в состав Речи Посполитой, и только после 1667 г. Смоленск окончательно был возвращен России. Когда Смоленск был пограничным городом, Можайск мог спокойно строиться, вокруг него возникали монастыри. Расцвет Можайска приходится на время правления Василия третьего и самого Ивана Четвертого (Грозного). С сего времени Можайск не управлялся более удельными князьями. Цари и великие князья почитали  место сие особенно важными, так как оно лежало на польской границе, они обыкновенно забавлялись так звериною охотой.
 
  Иван Грозный в своем завещании отдал Можайск своему сыну Ивану, кторого убил в 1582 г. Новый царь – Федор Иоаннович посещает Можайск в 1592 г. на богомолье. Царь «на праздник Святого чудотворца Николая слушал малые вечерни в хоромах, а всенощного бдения – у праздника Николы Чудотворца, что в Можайску, .. божественные литургии слушал в той же церкви.» Теснота надвратного храма подсказала царю перестроить храм.
 
  «К тому времени не одни жители Можайска делают приношения резному образу Святителя Николая, но и народ со всей России ходит на богомолье и для жертвоприношений Николе. Да и сам Великий князь каждый год жалует туда сделать вклад сему Святому. У кого, какая беда, тот человек как бы не жил далеко оттуда, приходит в Можайск, прикасается к Св. Николаю и оттого выздоравливает».
 
    В 1684 г. пришедший в ветхость храм вновь перестраивается: появляется теплый придел с папертью, над трапезой была устроена колокольня, храм венчали пять глав, а его стены в верхней части украсили пояса полукруглых кокошников.
 
   В 1685 г. патриарх Иоаким указал сделать новый иконостас: «В Можайске, в новую соборную каменную церковь Святого Николая Чудотворца, что на грацких вратех». «Из Святейшего Патриарха домовой казны из Казенного приказа было выплачено за иконостас 421 рублю 25 алтын.»
 
  Сохранились сведения, каким был иконостас: «Иконостас столярной гладкой таков же, каков иконостас сделан и поставлен в дому Святейшего патриарха в церкви Двунадесят Апостол. А царские двери сделать с накладной резьбою и в тот же  иконостас написать иконы новыя: местных 5 икон, царские, южные и северные двери, да праздников 16 икон, Деисусов – 15 икон, иконостас весь позолотить и красками расписать, против того же иконостаса, каков в церкви Двунадесят Апостол.  И за то за все иконостасное дело, и золочение, и за иконное письмо и за все строение деньги и расход давать из своей Святешего Патриарха  домовые казны и из Казенного приказа».
 
  В октябре 1685 г. на освящении храма присутствовал патриарх Иоаким.
 В мае 1782 года правительственным указом было разрешено в Коломне, Серпухове и Можайске разобрать древние крепостные стены» по крайней их ветхости», поскольку падающие камни угрожали людям.
 
  «Вследствие ветхости собора и, показавшихся на нем трещин, в 1804 – 1812 годах была произведена перестройка…. Придел, колокольня, паперть, пять глав были разобраны, ворота крепости были заделаны с обеих сторон. Снаружи собор был обложен кирпичом. Внутреннее устройство оставлено без изменений.»
 
    Никольский собор 1685 года был замурован своей средней частью в новом соборе 1814 года. Воздвиженский придел с севера до основания был разобран, затем на его месте был возведен новый теплый храм, освященный во имя иконы Всех скорбящих радости. Воздвиженский придел был перенесен на третий ярус под купол, но по окончании строительства ротонды его престол был освящен во имя Спаса Нерукотвыорного, о котором вперве упоминается  в 1841 г.
 
  Также надстроен большой круглый купол, а по углам здания возведены декоративные башенки – беседки. Пятиглавие согранилось. С запада пристроили многоярусную колокольню со шпилем и часами. Красно – кирпичное здание, богато отделанное белокаменными деталями, приобрело черты русской псевдоготики. Это романтическое направление характерно для русской архитектуры 18 – 19 вв.
 
   После реконструкции собор имел следующие размеры:высота – 14,6 м, дина – 19,9 м, ширина главного здания – 14,2 м, ширина придела – 10,7 м. Колокольня со шпилем поднимается на 6,4 м, а от подошвы горы на 107 м.
 
   Вместе с работами по строительству Никольского собора было предпринято благоустройство прилегающей территории – на месте старого деревянного моста, ведущего через овраг к Никольским воротам кремля, был сооружен кирпичный мост, с той лишь разницей, что деревянный имел направление с юга, а этот с юго – восточной стороны; срыт с южной стороны старый крепостной вал, высотою сажен до четырех по всей почти южной стороне, простирающемуся по крупному отвесному косогору.
 
    Война 1812 г. нанесла собору огромный ущерб: сгорели иконостасы в Никольском приделе и Всех скорбящих радости; висевшие в особом отделении колокола, по случаю недостройки колокольни, отпожара упали и повредились, разграблена ризница собора, однако икона Николы Можайского и богатая утварь, спрятанные в особой кладовой, сохранились.
 
     После изгнания армии Наполеона в собор поступали культовые предметы, отбитые в ходе военных действий у французов. В эти годы в соборе помещаются иконостасы из упраздненных деревянных церквей Можайска.
 В 1821 г. собор расписывается вольноотпущенником генерал – майора Плахова Петром Ивановичем Советовым.
 
     На протяжении всего последующего столетия собор с любовью ремонтируют, пишут новые иконы, делают новые иконостасы во все приделы; приводятся в лучшее состояние ризница. В ризнице собора середины 19 века еще хранились интересные образцы древнерусского декоративно – прикладного искусства: водосвятная серебряная чаша, пожертвованная в 1696 г. стольником Репниным Н.И.; старопечатное Евангелие 1681 года с серебряным чеканным позолоченным окладом, вложенное стольником Еропкиным М. И.; золотой медальон на серебряной цепочке с портретом Петра Великого, напрестольные кресты. Там же находились покровы и ризы, пожертвованные императрицей Марией Федоровной в 1814 и 1826 г.
 
      На колокольне собора висело 11 колоколов, в том числе отлитых по повелению царя Михаила Федоровича. Самый большой колокол весом 318 пудов имел надпись, что он отлит в 1816 г. на заводе Михаила Богданова в Москве. До 1812 г. на колокольне находился колокол  весом 223 пуда, пожертвованный собору царем Михаилом Федоровичем в 1643 г. При сожжении французами колокольни он разбился и был перелит.
 
    Многие сохранившиеся до нас древние памятники  и предания говорят нам, что наши предки в то время «сильно молились Св. Чудотворцу о восстановлении поруганного монголами имени христианского, неослабно прибегали к нему с прошениями о заступничестве, и что великий Святитель, принявший под свой покров нашу землю, теперь, когда кончилась мера гнева Божия, милостиво внимал молитвам православных: не только утешал их и облегчал в их личных телесных и душевных скорбях, но и чудесно помогал во многих случаях в борьбе с врагом и не без его помощи исчезла на Руси последняя тень страха перед именем Татарским.  
  
     Вот первый древний свидетель того милосердия святителя к нашему отечеству и нашим предкам – чудотворный образ Святителя Николая Можайского. Происхождением и первой славой, по преданию, служит следующий случай чудесной помощи Святителя городу Можайску против монголов, врагов земли Русской. Давно это было, так давно, что в предании забыто точно и время события, во всяком случае – уже во время существования собора Святителя, в память чудесной защиты которого образ создан и который существовал еще в 1303 году. Задумали однажды, говорит предание, названые враги напасть на Можайск. Тогда явилось дивное знамение.
 
     В ободрение жителям Можайска и на страх врагам Святитель чудесно показался в грозном виде – стоящим в воздухе над собором, держа в одной руке меч, а в другой изображение обнесенного крепостью храма. Неприятель так устрашен был этим видением, что снял осаду и бежал – к удивлению и радости осажденных.  Тогда – то и устроили благочестивые граждане почитаемое ныне резное изображение Угодника в благодарность за его чудную помощь. 
 
      В память этого чудесного явление Чудотворца на спасение города, вероятно, оно  называется теперь явленным, а бывшие от него потом силою Николая – Угодника новые чудесные знамения утвердили за ним это название и славу Чудотворного, и, конечно, в память о дивном видении святителя представлен он на образе с мечом и храмом.  Такое утешительное и поучительное предание лежит в основе чудесной истории этого образа.
 
      Понятны отсюда его необычайная слава и глубокое почитание, искони оказываемое ему всем Русским народом. Об уважении и известности этого образа у наших предков мы можем судить по тому, что сами великие кН. И цари Московские ездили на богомолье в Можайск, на поклонение этому чудотворному образу угодника Николая. Так, в 1537 и 1538 году путешествовала сюда с этой целью правительница Елена. В 1546 году с той же целью отправился сюда вел. к. Иоанн Четвертый один, а в 1564 г. с царицей, с сыном Иоанном, с князем Владимиром Андреевичем  и с митрополитом.  В 1592 году был на поклонении Чудотворцу и Федор  Иоаннович.
 
       О глубоком уважении  Петра великого к этому образу и, может быть, о его личном посещении Можайска, свидетельствует местное предание, что именно по его распоряжению до сих пор выдается  из Можайского уездного казначейства ежегодно по 6 руб. 81 коп. на свечи и просфоры в Николаевский собор. Среди множества драгоценных привесок особенно  замечателен миниатюрный червонного золота выбитый портрет Петра Великого. Высочайшие особы, бывая в этих краях, считали своим долгом помолиться пред славной иконой. Так, в 1837 году  посетил Николаевский собор наследник цесаревич, впоследствии император Александр Николаевич. 
 
      Образ в соборе помещается по правую сторону царских врат, в качестве храмового. Святитель на нем изображен во весь рост, в древне – епископском облачении, в фелони. Спереди образ обложен среброзлащенной чеканной ризой, венец ее и под ним – привеска из червонного золота, а среброзлащенная митра украшена крупным жемчугом и драгоценными камнями.
 
      В правой руке Угодника, как мы уже сказали, меч, а в левой – пятиглавый, обнесенный крепостью храм, оба деревянные, позлащенные. Около венца надпись: «святый Николае, Можайский чудотворец». Хранится образ в деревянном, позлащенном, в виде сени, киоте. О чудотворной силе его и глубочайшем доныне сохраняющемся почитании его свидетельствует неубывающая масса драгоценных – золотых и серебряных привесок к ней с изображением страдавших органов тела у православных, искавших помощи Чудотворца, а также неубывающая никогда масса богомольцев со всех сторон.
 
       Все эти сведения сообщает нам рукописная летопись Николаевского Можайского собора. Из неё мы узнаем еще о следующих трех случаях чудесной силы резного образа Николая Угодника:
 
1)   «До 1812 года, пред местными иконами в иконостасе нижнего яруса, в Николаевском соборе находилось пять лампад, для поставления свечей, с Польскою на них надписью. Есть предание, что эти лампады были пожертвованы в собор каким – то Польским королем. Он, во время нападения на г. Можайск, приказал было взять из СОБРа икону Святителя Николая, но, будучи внезапно поражен ослеплением, тотчас икону возвратил и впоследствии принес в дар ей эти лампады». 
 
2)   «В 1812 г.,  во время приближения неприятелей к г. Можайску, жители оставили город и выехали в разные места, чудотворная же икона Св. Николая соборною братией была скрыта в подвальной части собора, в земле. По удалении неприятелей, возвратившимися в город жителями найдено, что неприятели похитили много церковного имущества из собора, сожгли в нем иконостас, место же, где находилась святая икона, только несколько разрыли. Фидно, что Св. Николай не допустил до поругания иконы своей.»
 
3)  «В 1815 г. ночью с 10 на 11 марта кем – то учинена была кража из собора церковных денег 2800 руб. ассигнациями  Как ни тщательны были поиски, вор не был открыт; но 24 марта неизвестным было подкинуто было  письмо к соборной часовне, где было написано: «возьмите в соборе деньги в чулане, в угольях, нет места от Угодника, согрешил один». И, дествительно, в угольнице, находящейся на соборной паперти, найдено было 1938 руб. 80 коп. Рапорт соборян о сем к Можайскому городничему хранится при соборе в копии.»
 
А вот еще – епископ Енисейский Никодим лично от себя, из своей жизни, сообщает следующее воспоминание о чудесном знамении от той же иконы Св. Николая в Можайске:  «Будучи еще грудным младенцем, оставленный однажды в люльке совершенно один, без надзора, он до того надорвался плачем, зовя родителей, что «матушка нашла меня едва дышащим, когда пришла домой; я выплакал слезы и голос, стонал, хрипя, и почернел. Отселе начались страдания и мои, и матери моей: я стонал дни и ночи. У матушки от лишения сна при уходе за мной стало меркнуть зрение. Так была проведена осень, зима и часть весны 1803 – 1804 гг.
 
  В мае оба родителя дали обет пешком сходить в Можайск со мной и помолиться там перед иконою Св. Николая, находящуюся в соборе, обо мне и о себе. По исполнении сего обета я скоро выздоровел, и у матери моей омрачение зрения прошло.
 
   Вместе с родителями моими  верю и исповедаю, заключает преосвященный, что сие чудесное милосердие Божие совершилось над нами молитвами угодника Божия Николая Чудотворца по молитвам родителей моих пред святою иконою его, сущею в Можайском соборе».
 
  Каждую неделю, в четверг, пред началом литургии в соборе пред образом бывает молебен Св. с акафистом.»
 
  Петропавловский храм Можайского городища, восстановленный в 1851 г. кирпичным, после обрушения белокаменного Никольского собора начало 15 века. В 1897 году стены соборов заново окрасили, тогда же живописец В. С. Збруев исполнил в нишах Никольского собора 11 изображений святителей.
 
В 1913 г. выстроена под горой часовня Никольского собора, сохранившаяся до настоящего времени, часовня построена в честь 300 – летия Дома Романовых.
 
Собор действовал до 1933 г., а 22 июля 1933 г. был закрыт.