Духовник общественного движения «За веру и Отечество», иеромонах Никон Белавенец рассказывает корреспонденту «Комсомолки» Екатерине Рожаевой и ведущему Арташесу Антоняну, почему для изгнания бесов лучше не ходить к молодым священникам.

Антонян:

— Наша тема сегодняшняя звучит: «Священник-экзорцист — человек, изгоняющий бесов: в чем его миссия?». Таинственно звучит, в какой-то степени.

Рожаева:

— Я считаю, что тут особой тайны нет. А если и есть, отец Никон сейчас ее приоткроет. Хочется начать с самого начала. Что такое экзорцизм, откуда он пошел, откуда он в православии? Насколько я знаю, корни его намного глубже, он существовал еще до Христианства?

Белавенец:

— С тех пор, как появились падшие духи, то есть бесы, соответственно, появилась и проблема. Конечно, человек в силу своей греховности, подвержен искушению от злых духов, и мы это прекрасно помним, когда Христос проповедовал, то к нему обращались бесноватые. И он изгонял бесов. И даже в словах Христа, обращенных к ученикам, есть слова «бесов изгоняйте». И есть определенные чинопоследования, которые совершаются над человеком, одержимым беснованием, которые читает, произносит священник православной церкви. Немножко на западный манер именуют таких священников экзорцистами. В православной церкви есть термин «отчитка», потому что над одержимым человеком совершается молитвенное чинопоследование, находящееся в большом требнике Митрополита Петра могилы. Тут важно понимать, что мир злых духов, это мир реальный, мир, направленный против всего творения божьего и соприкасаться с ним надо очень аккуратно. И не всякий священник, я считаю, может совершать это чинопоследование, надо иметь крепкую веру, надо иметь обязательно благословение своего правящего епископа. Иногда, к сожалению, появляются молодые батюшки, которые считают, что как бы чувствуют некое горение, и вот считают, что могут этим заниматься. Это очень опасно, потому что можно и самому оказаться подверженным искушению от этих самых злых духов или бесов.

Рожаева:

— Даже в батюшку может вселиться бес?

Белавенец:

— Если человек не имеет достаточных духовных дарований и за это берется, значит, он одержим грехом гордыни. А просто Господь может оставить этого человека на время, и по своей гордыне по своему греховному состоянию, в него действительно может вселиться.

Антонян:

— А как определить, что бес вселился в кого-то?

Белавенец:

— Из своего опыта, я уже 20 лет священник, настоящих бесноватых я встречал очень немного. И видно, что человек одержим. Многие путают, допустим, реальное беснование с психическим заболеванием.

Рожаева:

— Наверное, это тоже психическая болезнь — некое беснование?

Белавенец:

— Тут есть пограничная область и есть много православных врачей и психиатров, которые могут сказать, что это наш пациент. Либо здесь уже чисто духовное явление. К сожалению, в последнее время я наблюдаю, что появилась какая-то мода на отчитки. Это опять-таки из-за того, что в течение долгого времени церковь фактически была лишена возможности проповеди и люди приходят в церковь, им хочется всего и сразу. И некое такое языческое сознание, которое сформировалось еще в советский период, когда с одной стороны в храм не пускали. И в то же время люди считали, что все-таки религия, это реальная сфера жизни и как-тостремились к этому. Но все равно сформировалось такое языческо-потребительское отношение к церкви, что это некое такое место, куда я прихожу сделать какие-то внешние действия, и за это получить какие-тодуховные блага. Люди не хотят слышать, что ты должен изменить свою жизнь, ты должен полюбить Бога, ты должен жить церковной жизнью, ты должен жить таинствами церкви. Они думают, что сколько молебнов надо заказать, сколько мощей святых надо посетить и вот отчитка. К сожалению, очень часто люди, вот так относящиеся к этим явлениям, они сами оказываются… Потому что, когда на отчитки собирается 100 и больше человек, и люди, которые реально никакому беснованию не подвержены, оказываются в одном месте и при этом, не имея никакого опыта молитвы, сами могут оказаться втянуты в это беснование.

Рожаева:

— Я в свое время пела в храме Девяти кизических Мучеников, это как раз напротив Белого дома. Туда приходила женщина одна, ее приводили. Стоит, молится человек спокойно, благообразнейшая внешне, около 50 лет. Как подходит к чаше, эти два мужика ее удержать не могут, она бьется, матерится. Причастится, отойдет, успокоится. Это беснование?

Белавенец:

— По словам наблюдающих трудно, конечно… Всегда лучше спрашивать у священника, у которого эта женщина исповедуется, причащается.

Рожаева:

— Она причащалась каждый день.

Белавенец:

— На мой взгляд, есть признаки беснования — я всегда очень осторожно стараюсь быть в словах потому, что иногда с внешней стороны не все можно заметить. Поэтому всегда важнейшая роль принадлежит священнику, который постоянно окормляет этого человека, то есть у этого священника этот человек исповедуется, причащается и человек понимает…

Рожаева:

— Чтобы поставить диагноз, нужны какие-то признаки.

Антонян:

— Бес вселился — где эта грань?

Рожаева:

— Вот стоит эта женщина, пока не подойдет к чаше, не начнет плеваться и кричать, грубо говоря, бесноваться, в жизни не подумаешь потому, что совершенно милый человек стоит.

Белавенец:

— Для этого и важно, чтобы любому человеку находиться в конкретной христианской общине. И тогда священник, который наблюдает человека в течение нескольких лет, а иногда 10 и более лет, может заметитькакие-то появившиеся неадекватные признаки духовного плана. И это всегда индивидуально. И нельзя составить какую-то таблицу, по которой определять чисто внешне, что этот человек бесноватый, а этот — нет. Потому что и чуткий и внимательный священник всегда, исходя из своего опыта, может понять, что это… В большинстве случаев, к сожалению, люди вполне нормальные, но у них какие-то неурядицы в жизни. У нихкакая-то тоска, еще что то, и они начинают, а, может быть, мне съездить на отчитку, на всякий случай. И от этого хочется предостеречь.

Рожаева:

— А чем это может быть чревато. Что тут такого плохого — постоял, помолился, отчитали тебя, на всякий случай?

Белавенец:

— Потому что ты оказываешься вместе с людьми реально бесноватыми.

Рожаева:

-То есть бес может из них выйти и перейти на вас?

Белавенец:

— Потому что, если человек, такие люди обычно, можно смело сказать, не обладают нормальной крепкой верой. Если человек живет нормальной церковной жизнью, он понимает, он ищет корни своих проблем в себе. Значит, есть какая-то болезнь. Человек духовный начинает рассуждать: Господь мне напоминает и указывает на некую ненормальность в моей жизни. Может быть, мне через это испытание… Он чаще исповедуется, начинает над собой делать усилия. А человек поверхностно оцерковленный ищет все причины извне. Может, меня кто-то сглазил? Может, мне порчу навели и т. д.?

Рожаева:

— А такого быть не может?

Белавенец:

— Такое может быть. Но надо понимать, что Господь сказал нам: «Я с вами, и никтоже против вас». Поэтому, если человек действительно верит в Бога, у него с Богом выстраиваются личные отношения — он обращается к нему не с механическим повторением молитвы, как некоей буддистской мантры, а реально обращается к своему небесному отцу, который его любит. И человек, как благодарное чадо понимает, что любящий отец не может навредить своему чаду. Никакая порча его не может взять. Но если человек — самая распространенная у нас ситуация, когда человек, вроде, ходит в храм, он крещеный, он даже исповедуется, но при этом живого ощущения присутствия Бога в своей жизни он не ощущает. И поэтому любое какое то, скажем… Косой взгляд и еще что то, он начинает интерпретировать, что ему кто-то хочет навредить. И, к сожалению, родилась такая фраза, что у нас многие люди больше верят в дьявола, чем в Бога. То, что дьявол может тебе навредить, они верят. А то, что Бог тебя может защитить. Конечно, да, но может быть, все-таки

Антонян:

— Часто говорят: бес попутал.

Рожаева:

— На Бога надейся, а сам не плошай.

Белавенец:

— Это, безусловно потому, что человек должен тоже некое усилие приложить. Ведь Господь нам дал Землю, чтобы мы ее возделывали и обустраивали. И даже: «кто не работает, да не ест», — это слова Священного писания. Но это вовсе не значит, что мы не должны стремиться к богообщению, и всю свою жизнь не пытаться выстраивать с волей Божьей.

Антонян:

— У нас есть телефонные звонки. Сейчас узнаем, насколько наши радиослушатели верят в бесов? Насколько они с ними легко справляются, может быть, не справляются.

Звонок, Людмила Николаевна:

— Здравствуйте! Как быть, если с тобой находятся рядом люди, которые черной силой обладают?

Антонян:

— А в чем это проявляется?

Людмила Николаевна:

— Какая-то неудача идет, они все время скандалят, у них настрой на ругань, на скандал ни с чего, ни с сего, такие взбудораженные могут быть?

Антонян:

— Это бесы или характер?

Белавенец:

— Могут быть разные моменты. Сложно сказать. Важно всегда — у нас есть мощнейшее оружие против всего, это молитва. Если человек испытывает некий дискомфорт, не надо на раздражение отвечать раздражением, я понимаю, что это тяжело. Есть простая молитва: «Господи, Иисусе Христе, сыне Божий. Помилуй меня грешного». Иисусова молитва. Про себя произнес, пока будешь поизносить, уже хотя бы мысленно отвлечешься от того, что тебя беспокоит или раздражает и почувствуешь, если ты это с чувством и с верой поизносишь, то наступает успокоение. Проблема в том, о чем я говорил: что мы очень часто не верим в то, что господь с нами. Вот прозвучала фраза, что находятся рядом с нами люди такие черные. Но ведь Господь-то тоже с нами находится постоянно. И вот этого ощущения и хочется всем пожелать, чтобы мы ощущали присутствие Боже в нашей жизни. А этому помогают таинства церкви. Когда человек регулярно исповедуется, это ведь не нам, священникам, надо, чтобы к нам пришли и что-то сказали греховное о своей жизни. А это надо каждому человеку, в том числе и священнику, который тоже исповедуется, чтобы очищать свою душу, проверять свою совесть.

Антонян:

— Верите ли вы в бесов, хотелось бы поинтересоваться? Может быть, вы окружены такими людьми?

Рожаева:

— По поводу «рядом с нами находится»: а ведь есть в 33 псалме, который я очень люблю, такая фраза: «отойди от зла и сотвори благо». Просто, возможно, нужно самим уйти. А не липнуть к этим людям или выносить их.

Белавенец:

— Безусловно, это так. Если есть человек, который по неразумию занимается какими-то оккультными практиками, ведь очень часто люди сами добровольно вступают в общение со злой сатанинской силой, лукаво пытаясь объяснить, что нет, я просто изучаю какую-то восточную практику. Это чисто…

Антонян:

— Это тоже бесовство?

Белавенец:

— Безусловно.

Рожаева:

— Колдовство, привороты?

Белавенец:

— Господь изначально сотворил человека с очень большими дарованиями. Но в силу грехопадения мы многие эти качества утратили. Есть люди-подвижники. Которые через свою святую жизнь получали от Бога дарования. То есть Господь эти дарования им раскрывал. И они обладали и даром прозорливости, и даром даже исцеления. А есть, это же тяжело, это же надо вести подвижническую жизнь. А бывает, что дьявол просто искушает человека. И как бы вдруг, ни с того, ни с сего, человек начинает какую-то практику оккультную пробовать. Иногда он себя успокаивает, что это никак не противоречит православию, потому что, если посмотреть на всех этих целителей, то они стараются все свои кабинеты оккультных сеансов увешивать иконами.

Рожаева:

— И, якобы, молитвами лечить?

Антонян:

— А все эти экстрасенсы, это что?

Белавенец:

— Тут надо различать: есть шарлатаны, которые занимаются обманным бизнесом. Это плохо, но это хотя бы не так страшно, потому что, чем те люди, которые реально одержимы. Есть такое понятие в духовной жизни — «духовная прелесть», когда человек считает, что он творит благое дело, что он находится не с Богом и при этом творит совершенно такие противоположные дела. И он действительно считает, что он творит благое дело, но при этом он реально водим дьяволом. Потому что дьявол, это всегда гордыня.

Звонок, Михаил:

— Я слышал такое определение Бога и религии, что Бог и религия начинается там, где мы перестаем понимать жизнь. Ответ я подразумеваю в контексте вашего разговора. И второе: в начале прошлого века было такое учение, что все религии: мусульманство, иудаизм, синтоизм, буддизм, христианство в принципе имеют один корень. Интересно было бы узнать, как в других религиях борются с теми же самыми явлениями?

Белавенец:

— Что у всех религий один корень, это, наверное, не совсем верно. Можно сказать, что тяга к богопознанию заложена в человеке, в его естестве. Еще Тертуллиан говорил, что душа человеческая по природе христианка. Еще нет ни одного народа на Земле, у которого не было бы религии. Ученые, сколько не искали, даже самые примитивные папуасы, все равно у них есть некая религия.

Рожаева:

— Божку они поклоняются.

Антонян:

— Но у них много богов.

Белавенец:

— Есть потребность человека установить связь с горним миром. Другое дело, что есть человеческие попытки. А христианская религия, это религия богоустановленная еще в Ветхом Завете. Когда сам Бог открыл себя человеку. И все прочие, конечно, я говорю как православный священник, мне трудно говорить, какая там практика у Ислама, у иудаизма в этом отношении. Это лучше спрашивать у представителей их духовенства. А что касается буддизма, то в буддизме отсутствует понятие личного бога, с которым можно установить связи. И второй вопрос: чем больше человек понимает мир, тем больше он понимает ограниченность своего понимания. Поэтому я могу сказать, что мой дальний родственник, академик Никита Николаевич Моисеев, математик, все равно честно мне говорил, что он считает, что есть некая высшая сила, которая руководит этим миром.

Антонян:

— Елена, здравствуйте!

Звонок, Елена:

— Все время говорят: Бог наказал. Разве может Бог наказать? Как это можно объяснить? Бог же, наоборот, нам помогает во всем, и он нам не хочет плохого.

Белавенец:

— Господь, как любящий отец, нас воспитывает. Он хочет, чтобы мы были лучше, он нас любит. Но очень часто мы не слышим каких-то предупреждений от Господа. Мы их не замечаем, мы их игнорируем. И тогда мы уподобляемся маленькому ребенку, которому любящие родители говорят: «Сынок, пожалуйста, не трогай чайник на пиите — он горячий. Не суй пальцы в розетку — будет больно». Но часто, ведь мы в детстве все эти проходили, нам хочется. И, представьте, что бы было, если бы мы не испытали боль, сунув пальцы в розетку. Мы бы погибли. А так нам стало чуть, мы отдернули. Что-то похожее происходит и с жизнью человека. Господь, как бы подсказывает, что не надо идти этим путем. Это приведет тебя к плохим последствиям — может быть, даже к гибели.

Рожаева:

— Это некое предостережение.

Антонян:

— Наказание воспитанием?

Белавенец:

-Безусловно, это, прежде всего, воспитание. Господь как бы говорит: «Ну, попробуй, если ты меня не слушаешься, чадо мое. Попробуй».

Антонян:

— Знал, что это плохо — сейчас убедился.

Белавенец:

— Чтобы предостеречь от большего, потому что очень часто люди, когда совершают что-то очень недостойное и потом у них что-то в жизни происходит — тоже не очень хорошее, человек, который мудрый, говорит, вот если бы я бы знал. А ведь Господь меня предупреждал, каждый в своей жизни встречался с тем, ты хочешь что-то предпринять, и что-то не клеится. А ты хочешь, хочешь, хочешь. И иногда стоит задуматься, а стоит ли это предпринимать?

Антонян:

— И почему не получается?

Белавенец:

— Я могу сказать, что в моей жизни бывали ситуации. Когда я все вроде правильно делаю, а вот не клеиться. И только спустя, может быть, лет пять я понимал, что Господи, спасибо. что ты меня уберег, потому что я не учел вот этого, этого, этого, а об этом я не подумал. А это я просто отбросил. Вот опять-такив сравнении с ребенком. Вот хочет ребенок мороженое каждый день, а ему это не полезно. И так в нашей жизни очень часто мы считаем, что какие-то неудачи, воспринимаем с чисто материалистической точки зрения.

Рожаева:

— Как потребители.

Белавенец:

— Как потребители. А Господь, как любящий отец, он знает, что нам полезно. А что нам не полезно.

Рожаева:

— Бенедикт 16-й, известный папа, создал отряды, где священники-экзорцисты, создают группы совместно с врачами, психологами и психиатрами…

Антонян:

— Это за привидениями?

Рожаева:

— Нет, они принимают людей, которые приходят за помощью, потому что они считают себя одержимыми. И они решают, о чем мы говорили в первой части программы, болен человек или нет, А, может быть, нам тоже нужна такая практика, чтобы люди огульно автобусом не ехали туда — сарафанное радио сказало, там дяденька с бородой бесов изгоняет. И они поехали туда отчитываться. Может быть, так как-тои предостеречь людей, помочь?

Белавенец:

— Учение об аскетизме в католической церкви очень сильно отличается от православного.

Антонян:

— А в чем главное отличие?

Белавенец:

— Дело в том, что в католической церкви очень сильны чувственные переживания. Допустим, в аскетических практиках Игнатия Лойола, основателя Ордена Иезуитов были такие наставления, что подвижник должен в течение одного периода времени представлять себе чувственно ад. Он должен чувствовать запах серыи т. д.

Рожаева:

— И как это достигалось? Он жег серу и бил себя?

Белавенец:

— Можно сказать, медитацией. И вот это в корне всегда отрицала православная аскетика. В православной церкви недаром нет такого понятия, как стигматизм, когда появляются раны на руках и ногах. А в католической практике сплошь и рядом. Не случайно культ сладчайшего сердца Иисуса, сердца Божьей матери. Это все то, что не было, во-первых, в неразделенной церкви до 1054 года. Это все возникло во втором тысячелетии в западной церкви. И то, что происходит в католической мистике, это, с очки зрения православной церкви. Очень далеко от подлинно христианского понимания аскетики. Я не буду анализировать католический экзорцизм. Что же касается нашей церкви, я считаю, что проблема у нас не в том, что у нас нет таких летучих отрядов по борьбе со злыми духами, а проблема в том, что люди не хотят, ленятся всерьез заняться своей духовной жизнью. Они ленятся регулярно посещать богослужения в своем приходском храме. Ведь многих проблем удалось бы избежать конкретным людям, если бы они просто упорядочили свою духовную религиозную жизнь. А ведь, как бывает, человек может месяц не появляться в храме, по полгода не причащаться, не исповедаться. Но кто-то сказал, что где то, какой-тобатюшка отчитывает или исцеляет, и вот надо устремиться куда-то за тридевять земель. Это понятно человеку — он вроде совершил некое такое физическое усилие, и считает, что ему… А каждодневное усилие над собой совершать, чтобы научиться молиться. Я даже, как священник, могу сказать, что это нелегко. Потому, что начинаешь молиться, тут усталость какая-то появляется еще чего-то. Надо над собой сделать усилие. А это так часто бывает, всегда не хочется.

Антонян:

— Это тоже проверка — появление усталости?

Белавенец:

— Дьявол, это враг рода человеческого. Он желает нас погубить. Соответственно, любая наша слабость, это уступка дьяволу. Поэтому подкидывает всякие мысли, что ты устал сегодня. Отложи назавтра. И помогает с этим бороться упорядоченная религиозная жизнь. Когда ты знаешь, что воскресный день для тебя, это день. Который ты должен провести в храме с утра, так же, как и вечер накануне. И не пойти в храм, допустим, в воскресенье, это ЧП, это к трагедии, если ты только не лежишь с температурой 40. И если так человек себя настраивает, то ему легче переносить и преодолевать искушения. А бывает так, что чувствуешь себя плохо — вечером в храм не пойду или храм далеко. Я должен сказать, что в советское время, когда храмов было гораздо меньше, на несколько порядков, чем сейчас, но народ гораздо трепетнее относился к церкви. Люди, бывало. Ехали за 100 километров, только чтобы быть на литургии, чтобы иметь возможность исповедоваться, причаститься. Сейчас некая теплохладность. Как в апокалипсисе сказано: «если бы ты был холоден и горяч, но ты тепел и зблюю тебя из уст своих». К сожалению вот эта теплохладность очень сильно охватила особенно тех людей, которые пришли в церковь не так давно. У них возникает иллюзия, что они уже все знают. Они знают, какие праздники, они знают, какие молебны заказывать, но при этом они еще не научились молиться и реально не зажили духовной жизнью. И они оказываются очень легко подвержены всяким, сказала какая-то тетушка, а вот надо туда. И устремляются туда. Иногда паломнические поездки, которые сами по себе являются благом, превращаются в какой-тоажиотажный туризм. Человек фактически перестает посещать свой храм приходской и священник его видит раз в месяц, но при этом он постоянно ездит куда-то. И получается не паломничество, а православный туризм какой-то. И он перестает реально жить. У него количество заменяет качество. И хочется всех просто призвать, чтобы внимательнее относиться к своей духовной жизни. И тогда священник, который вас знает, он всегда вам сумеет прийти на помощь в решении каких-то более серьезных духовных вопросов.

Звонок, Александра:

— Здравствуйте! Я хотела задать вопрос человеку, который считает, что он правильно делает. Что говорит Иисус. Матвей, 7-я глава, 22.23: «Многие скажут мне в тот день, Господи, Господи, разве не от твоего имени мы пророчествовали. Разве не от твоего имени мы изгоняли демонов. Разве не от твоего имени мы совершали многие могущественные дела. И тогда я объявлю им: я никогда не знал вас. отойдите от меня, творящие беззакония». Дело в том, что Иисус сейчас дары такие не дает. Многие хотят исцелить, демонов изгнать, но это не от Бога всемогущего, потому что Иисус будет изгонять сатану дьявола сам в Армагеддоне, а потом изгонит всех людей, которые это делают.

Антонян:

— Александра, ваше предложение: поддаться всем этим соблазнам или…?

Александра:

— Дело в том, что человек, который не знает точно священного писания, он вот так поступает. Я тоже раньше не знала. Но я ходила именно туда, где таким делом занимались. Я взяла грех на смерть. Бог такое сейчас не дает. Иисус правит.

Антонян:

— Вы считаете, что экзорцистов нельзя пускать…?

Белавенец:

— Можно спросить, а вы, в какой церкви?

Александра:

— Нет, я изучаю Библию. Иисус сейчас правит, и он сейчас такие дары не дает.

Белавенец:

— Вы не являетесь православной христианкой?

Александра:

— Я уже 14 лет не являюсь, потому что я счастлива, что Бог дал мне другие дары — Священное Писание в точности. Поэтому вы подумайте, пожалуйста, чтобы перед Богом не быть…

Антонян:

— Александра, спасибо вам за то, что вы высказали свое мнение — дали мы вам такую возможность. Можно это прокомментировать? Священное Писание…?

Рожаева:

— Может быть, это какие-то сектанты?

Белавенец:

— Человек честно сказал, что он не является православным. Спасибо за честность. Противопоставлять Священное Писание и церковную жизнь, это в корне неверно и Священное Писание читается в церкви за каждым богослужением. И человек находится в гордыне.

Рожаева:

— В той самой прелести духовной, о которой вы говорили.

Белавенец:

— Человек говорит, что мне Иисус дал. И я… Ведь господь говорил: «Там где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них». То есть церковь учредил сам Господь Иисус Христос. И он является ее главой. И некое такое дерзновенное мнение, что вот я сейчас сама изучу Священное Писание, отвергая все предание. Ведь в церкви еще Священное Придание — весь опыт духовный, накопленный церковью да две тысячи лет. И считать дерзновенно, что я сейчас пойму лучше Священное Писание, чем великие подвижники веры и благочестия, на мой взгляд, гордыня. А гордыня всегда приводит к очень плохим последствиям потому, что первый гордец был ангел Денница утренней звезды.

Рожаева:

— Который, собственно падший ангел…

Белавенец:

— От гордыни все и произошло.

Звонок, Георгий:

— Здравствуйте! Сейчас у нас на государственном радио часто колдуны и экстрасенсы. Гадатели выступают. Почему? У нас же православное государство, а их пускают?

Антонян:

— Хороший вопрос, потому что нередко у нас можно встретить…

Рожаева:

— Церковь у нас отделена от государства. Просто у нас православие, скажем так, титульная религия.

Белавенец:

— К сожалению, спрос рождает предложение. Церковь говорит человеку, ты должен изменить себя, ты должен делать над собой усилия. Если у тебя какие-то болезни, задумайся, может быть, тебя господь призывает задуматься о чем-то в своей жизни. А все прочие колдуны и экстрасенсы говорят, да очень просто, приходи к нам, заплати деньги и у тебя все будет хорошо. Это же очень соблазнительно.

Антонян:

— А почему так немало людей доверяют все больше как раз не церкви, а вот этим колдунам?

Белавенец:

— Потому что люди говорят, мы решим все ваши проблемы.

Рожаева:

— За деньги. Это момент тонкий.

Белавенец:

— Это потом возникает, а изначально говорят: мы решим все ваши проблемы. Это соблазн.

Антонян:

— А церковь не решает все проблемы? Кто должен? Каждый — сам?

Белавенец:

— Господь сотворил человека со свободной волей. Есть даже поговорка — невольник, не богомольник. Невозможно человека насильно заставить быть духовным. Церковь помогает каждому человеку найти путь к Богу. Вступить в живую связь в общении с Богом. Но для этого должно быть желание, человек должен открыть свое сердце Богу. А, кроме того, возникает еще же ведь, есть такое подспудное мнение, если что-топоказали по телевидению, то что-то в этом есть. И есть такой соблазн, а. может быть, на всякий случай…

Антонян:

— Покупаются на это.

Белавенец:

— На всякий случай в церковь я схожу, но на всякий случай еще и к бабушке какой-то.

Рожаева:

— Мы говорили о подвижниках и о людях, которым Господь дал эту силу — изгонять тех же самые хвори, демонов и т. д. Вот Иоанн Кронштадский был один из самых известных священников-экзорцистовв православии. Он просто говорил, изыйди и человек исцелялся. У нас сейчас есть такие подвижники? Или только бабки и непонятные священники, которые берут на себя эту ответственность?

Белавенец:

— Я уверен, что такие подвижники есть. Другое дело, что настоящие подвижники рекламу себе не делают, и они ведут подвижнический образ жизни и помогают и утешают тех, кто к ним обращается. Проблема заключается в том, что люди считают, чего я буду работать над собой и делать какое-то духовное усилие, я лучше съезжу к старцу, он помолится, и у меня все будет хорошо. Хотя, безусловно, и старцы есть, и люди святой подвижнической жизни. Но если человек не будет делать усилий над собой, хоть маленькое: Господь лобзает и намерения, то ничего не получится.

Антонян:

— Большое спасибо! Мы очень надеемся, что вы никогда не встретитесь с бесами, если вдруг вас это как-тозатронет, то мы попытались вам подсказать, как от этого избавиться. Спасибо.