священник Константин Пархоменко

«Всего изумительнее, выше всякой надежды и чаяния, действительно есть то, что Бог стал человеком. А когда это свершилось, то все последующее и понятно, и естественно». Эти слова св. Иоанна Златоустого, как мне кажется, задают очень верный тон всем рассуждениям о возможности или невозможности чудес, например чудес, о которых мы читаем в Новом Завете. 

Настоящая вера всегда открыта для возможности любого чуда. Настоящая вера — это «безусловная уверенность в том, что Вселенная в руках Творца продолжает оставаться глиной, из бесчисленных возможностей которой Он лепит нечто по Своему усмотрению» (свящ. П. Т. де Шарден). 

За несколько столетий до Пришествия Христова, во времена оскудения чудес и знаков Божьего присутствия в мире, древний мудрец молится: «Возобнови знамения и сотвори новые чудеса!» (Сир. 36, 6). 

И Пришествие Христово — Пришествие Бога во плоти — было ответом на древние ожидания. 

Пришествие Христово неспроста названо «новой эрой». Для всего мироздания происходит нечто великое, значительное. 

Когда Христос приходит в мир — природа понимает, что к ней приходит Господин! 

Это человек может равнодушно отворачиваться от беременной женщины, сидящей на ослике, люди продолжают заниматься своими делами — пьют, едят, веселятся. Какое им дело до чьих-то проблем… Но не так Вселенная.

За месяцы до Рождения Христова в небе появляется знак — совпадение планет Юпитера и Сатурна. 

Эти знаки замечены персидскими астрологами, которые спешат в Иудею искать Новорожденного Царя. 

Пещера в холодной пустыне принимает в себя Творца Вселенной.

В древнем христианском документе — Первоевангелии Иакова — от лица Иосифа, мужа Богоматери, рассказывается, как отреагировал мир на Рождение Господа Христа: 

«И вот я, Иосиф, шел и не двигался. И посмотрел на воздух и увидел, что воздух неподвижен, посмотрел на небесный свод и увидел, что он остановился и птицы небесные в полете остановились, посмотрел на землю и увидел поставленный сосуд и работников, возлежавших подле, и руки их были около сосуда, и вкушающие не вкушали, и берущие не брали, И подносящие ко рту не подносили, и лица всех были обращены к небу. И увидел овец, которых гнали, но которые стояли. И пастух поднял руку, чтобы гнать их, но рука оставалась поднятой. И посмотрел на течение реки и увидел, что козлы прикасались к воде, но не пили, и все в этот миг остановилось». 

Это лишь легенда. Но словами легенды сказано о главном: мир ощутил Пришествие Христово. Человек не ощутил, не почувствовал, отвернулся от Новорожденного, но Вселенная узнала Его Лик! «И Земля, — как говорит один средневековый богослов, — в этот миг как бы передала вступающему в нее Царю свои ключи, и природа разверзла все свои сокрытые сокровища, чтобы достойно почтить Божие присутствие».

И вот тут следует заметить одну поразительную вещь. Природа, несомненно, отреагировала на явление Богочеловека, всколыхнулась… 

В дальнейшем на страницах Евангелий мы будем много раз встречать эти знаки Божественного присутствия. Стихии и элементы мира подчиняются Своему Владыке. 

Однако Христос не спешит поражать окружающих эффектным проявлением своего Божественного достоинства. Божественное могущество Христа было Им сокрыто, утаено от людей… 

Лишь на краткий миг Иисус обнаруживал эту сторону своего существа, но часто вопреки желанию, побуждаемый, скорее, обстоятельствами — состраданием, милосердием.

Мы все время встречаем нежелание Спасителя совершать эффектные чудеса. Почему? 

Потому, что вера, основанная на принуждении силой, могуществом, — не подлинная вера. 

Сверхъестественное чудо принуждает верить, пугает, покоряет. Но в такой вере нет любви. А Господь наш есть Бог любви. И Он хочет, чтобы человек не просто верил в Него и подчинялся Ему, а сам бы захотел и избрал верить и любить. 

Христос никогда не совершает чудес, принуждающих к вере! Именно поэтому Он не совершил ни одного чуда перед гонителями, врагами… Он совершает чудеса, демонстративные действия, укрепляющие, поддерживающие родившуюся веру. Он совершает чудеса для учеников!

 

Итак, чудеса Христовы. 

Но перед тем, как подробнее поговорить о чудесах Христа, следует сделать одно важное замечание. 

Православная Церковь никогда не одобряла предвзятого скептицизма — чудес не бывает. Однако для православного человека так же неприемлемо и враждебное и отрицательное отношение к богословским и библейским исследованиям, в частности, исследованиям в области феноменологии чудес. 

Трудам св. Иоанна Златоустого, св. Василия Великого, многих и многих других богословов и святых отцов мы обязаны более глубоким и вдумчивым проникновением в Священное Писание. 

И уже у отцов Древней Церкви мы читаем, что самое драгоценное, что есть в Священном Писании, — это не красочные истории, исторические подробности, но весть о спасении, принесенном человечеству Христом. 

В этом же ключе следует рассматривать и историчность Евангельских чудес. 

Евангелия — не исторические хроники. Это благовестие! Весть о пришедшем в наш мир и изменившем мир Боге. 

Но, как уже отмечалось выше, богословское сочинение — это и литературное произведение. А значит, можно сказать, что и в Евангелии мы встречаемся с типичными чертами, присущими литературному произведению того времени. 

В античном мире существовал популярный жанр, называемый сегодня учеными аретологией (от греч. арети — доблесть, подвиг). Про славных мужей древности сочиняли истории, в которых подчеркивалось их могущество, их сила, в частности, чудотворная. Подобные записи хранились при храмах, в библиотеках, в виде устных сборников передавались из поколения в поколение. 

Сегодня считается научно доказанным, что в первом веке существовал устный «сборник» чудес, совершенных Христом. 

После претворения воды в вино на браке в Кане Галилейской Евангелист говорит: «так положил Иисус начало чудесам…». Именно так начинались многие из древних аретологических сборников. 

Слова Евангелиста Иоанна: «Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей» (Ин. 20, 30) напоминают окончание другого аретологического, уже иудейского, текста из 1-й книги Маккавейской: «Прочие же дела Иуды, и сражения, и мужественные подвиги, которые совершил он, и величие его не описаны, ибо их было весьма много» (9, 22). 

Современный библеист, проживший много лет на Востоке, Иоахим Иеремиас замечает: 

«Первохристианская Церковь разделяла характерное для того времени восторженное отношение к чудесам; это подтверждают сообщения о чудесах в Деяниях апостолов. Чтобы понять это, нужно вжиться в общую атмосферу той среды, в которой она существовала. Древний человек, особенно на Ближнем Востоке, обладал большим воображением; он любил большие числа и необыкновенные происшествия. Не только простые люди относились некритически к рассказам о чудесах… Поэтому нет ничего удивительного в том, что первохристианская Церковь перенесла рассказы о чудесах на Иисуса: она видела в них подспорье для того, чтобы наглядно представить величие и всесилие своего Господа и возвестить о них людям того времени привычным для них языком».


Значит ли это, что все новозаветные чудеса — выдуманы? 

Безусловно, нет. 

С этим согласны практически все крупнейшие ученые библеисты современности. 

Так, Н.Т. Райт, находящийся в авангарде библейской науки, в нашумевшей, яркой книге «Иисус и победа Бога» пишет: «Более глубокие современные исследования пришли к выводу: существующие факты можно объяснить, только допустив, что Иисус совершал деяния, которые тогда не поддавались (возможно, и сейчас не поддаются) «натуралистическому» объяснению… Конечно, даже не веря в «чудеса», можно удовлетворительно объяснить многие рассказы об исцелениях (ссылкой на «психоматику») и «природные чудеса» (ссылкой на «мифы»). Однако необходимо понимать: современники Иисуса (не только Его ученики) верили, что Он обладает удивительными способностями. Церковь не выдумала обвинение, что в Иисусе был Вельзевул, но такого рода обвинения выдвигаются лишь для объяснения некоего необычного феномена». 

Здесь, напомню, Н.Т. Райт вспоминает о обвинении, брошенном Спасителю, что Он изгоняет бесов и производит исцеления силою князя бесовского Вельзевула. Это странное и неприятное обвинение, фарисеев, которое, казалось бы, Евангелисты могли бы и не приводить, чтобы не огорчать слушателей и читателей Евангелий, тем не менее повторяется настойчиво и Матфеем и Марком и Лукой: Мф. 12, 24-32; Мк. 3, 20-30; Лк. 11, 14-23. 

Значит, чудеса Христовы не были лишь какими-то символическими жестами, собственно чудесность которых открывалась лишь верящим Спасителю людям. Это было чудо в самом полном смысле слова, чудо объективное, которое самим необъяснимым для недоброжелателей фактом своего существования, вызывало их агрессию и ненависть. 

«Почти все серьезные историки считают, что Иисус совершал исцеления и другие поразительные дела, не имевшие очевидного естественного объяснения» (Н.Т.Райт).

Однако не эффектная демонстрация могущества Христова должна привлекать нас в Евангельских чудесах. Спаситель не совершал чудес, чтобы поразить чье-то воображение… Красочность Евангельских чудес как раз могла быть следованием Евангелиста аретологической традиции или преследовать иные — полемические, апологетические, догматические — цели. 
Научимся видеть то, что скрывается за чудом, зачем оно совершается, о чем чудо, совершенное Господом, нам говорит! 

Что лежит в основе чудес Нового Завета? 

Идея наступления эры Царства Небесного! 

Христос возвещает наступление новой эры. Это эра вхождения Бога в мир, или, как называет ее Христос, — эра Царствия Божия (или, что то же самое, Царства Небесного). 

«Бог Духом Святым и силою помазал Иисуса из Назарета, и Он ходил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом, потому что Бог был с Ним» (Деян. 10, 38). 

Сатана (прежний князь мира) изгоняется вон! Царем и Правителем мира становится Бог. 

Это Богоправление не навязывается, к нему не принуждают. Бог призывает войти в Его Царство и жить с Ним в общении. 

Может ли человек избрать иной путь в жизни, остаться в прежнем мире, подчиняться прежним правителям, бесам — миродержителям века сего? Несомненно. 

Но Христос зовет к другому! 

Все действия Христовы, все Его слова, каждый жест направлены к тому, чтобы засвидетельствовать, подтвердить — Царство Небесное, которое мы можем принять за основу жизни, пришло! 

Вспомним драматический эпизод. Иоанн Креститель схвачен. Он в недоумении. Он думал, что Мессия сметет с лица земли и ввергнет в огонь всех врагов — в Его руке острый серп, Он пришел собирать урожай в закрома небесные и сжигать солому и сорняки… Верные Мессии будут вознаграждены — враги испепелены. 

Но Иоанн схвачен. И в тюрьме ожидает казни… 

И тогда Иоанн посылает ко Христу учеников с откровенным вопросом: «Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?» (Мф. 11, 3). 

Христос не пускается в объяснения. Он просто отвечает посланцам Иоанна: «пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют; и блажен, кто не соблазнится о Мне» (Мф. 11, 4-6). 

Глядя на потрясающие дела, «каких никто другой не делал» (Ин. 15, 24), да и сделать не мог, окружающие понимали — перед ними Бог, пришедший во плоти, наступает долгожданная Новая Эра. 

Новая Эра… Что это значит? А это значит, что на землю пришел Сам Бог! Бог пришел и действует во Иисусе Христе. 

Это отчетливо видно во всех чудесах. И в воскрешениях мертвых, и в исцелениях, и в изгнании из одержимых демонических сил… 

Христос — Бог, пришедший на землю в образе человека! Особенно отчетливо это можно увидеть на примере чудес, в которых проявляется власть Иисуса над стихиями мира… 

Христос плывет с учениками на лодке. Начинается сильная буря — нередкая на Генисаретском озере. Волны заливают лодку, апостолы в ужасе. Они будят Христа и молят Его: «Господи! Спаси нас: погибаем!». 

И тут Христос показывает, что Он — Господин стихий мира, а значит, приоткрывает свое Божественное достоинство. Евангелист немногословен: «И говорит им: что вы так боязливы, маловерные? Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина» (Мф. 8, 26). 

И апостолы видят, что произошло нечто потрясающее. «Люди же удивляясь говорили: кто это, что и ветры и море повинуются Ему?»… 

Если мы вспомним, что лишь Бог, согласно ветхозаветным представлениям, мог повелевать стихиями, нам станут понятны ужас, изумление свидетелей происшествия. 

А вот другое чудо, в котором еще выразительнее подчеркнута власть Иисуса над стихиями. 

Христос идет по воде… Об этом сообщают нам три Евангелиста: Матфей (14, 25), Марк (6, 48-51) и Иоанн. И это чудо тоже — знак Божественного достоинства Иисуса. 

«Когда же настал вечер, то ученики Его сошли к морю и, войдя в лодку, отправились на ту сторону моря, в Капернаум. Становилось темно, а Иисус не приходил к ним. Дул сильный ветер, и море волновалось. Проплыв около двадцати пяти или тридцати стадий, они увидели Иисуса, идущего по морю и приближающегося к лодке, и испугались. Но Он сказал им: это Я; не бойтесь. Они хотели принять Его в лодку; и тотчас лодка пристала к берегу, куда плыли» (Ин, гл. 6). 

За эффектным усмирением бури увидим более глубокий смысл. Когда же настал вечер… Становилось темно… Дул сильный ветер… Море волновалось… Апостол Иоанн нагнетает ситуацию, так, что вдруг начинаешь понимать: с этим ты где-то встречался… И вдруг вспоминаешь, отчетливо узнаешь черты рассказа о переходе евреев через Красное море во время бегства из египетского плена: «гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды» (Исх. 14, 21). 

В рассказе Евангелиста Иоанна хождение Христа по водам, усмирение вод указывает на новую победу над стихиями. Прежде лишь Моисей, Богом данною силою, усмирял дерзкие воды. Ныне Свою власть над ними показывает Христос. Но Христос — больше, чем Моисей. Он говорит ученикам: «Это Я, не бойтесь»! Это Я (или, в точном переводе, Я есмь), — Божественное Имя, некогда открытое Моисею: Я есмь Сущий (Исх. 3, 14). 

«Не бойтесь» — повеление Божие к Своему народу, известное из древности . Призыв «не бойся», можно сказать, выражает Бога. Бог — это Тот, у Кого есть право сказать: «Не бойся!»! (Ис 41, 13), поскольку только Один лишь Бог может защитить человека. Там, где действует Бог, нет места страху. 

В Евангельском рассказе узнаются и другие ветхозаветные слова, слова 106-го псалма: «воззвали к Господу в скорби своей, и Он вывел их из бедствия их. Он превращает бурю в тишину, и волны умолкают. И веселятся, что они утихли, и Он приводит их к желаемой пристани» (Пс. 106, 28-30). Обратим внимание: лодка с апостолами пристает к берегу, как только они намереваются взять Иисуса с собой. Так и в псалме — Бог приводит их к желаемой пристани (Пс 106, 30). Евангелист говорит нам о явлении Бога. 

Власть над стихиями. Кажется, что силы природы должны подчиняться любому слову или жесту Иисуса. И, тем не менее, подобные чудеса — редкость. Евангелисты, если так можно выразиться, скупы на чудеса. Особенно это видно из сравнения Евангелий (и вообще новозаветных писаний) с апокрифическими текстами или античными легендами. 

Евангелисты подчеркивают, что Христос часто отказывается творить чудеса (например, при искушении от диавола в пустыне), и даже когда Спаситель совершает чудо, Евангелисты, описывая его, не делают чудо самоценным — чудом ради чуда. Авторы новозаветных писаний акцентируют внимание читателя, на смысле чуда, на том, что это чудо, этот Божий знак, нам открывает. 

Во Христе действует Бог! Он Сам — Бог! Это первое и самое замечательное свидетельство и всех вместе, и каждого в отдельности из Евангельских чудес. 

Второе утверждение Евангелия — приход Христа знаменует наступление новой эры, эры Царствия Божия. 

Властители мира — бесы — бегут из мира, сдают позиции. 
Обратим внимание — очень часто чудо Христово, например исцеление, непосредственно связано с изгнанием демонических сил. 

Приведем примеры. 

«Привели к Нему [Иисусу] человека немого бесноватого. И когда бес был изгнан, немой стал говорить. И народ, удивляясь, говорил: никогда не бывало такого явления в Израиле» (Мф. 9, 32-33). 

«Тогда привели к Нему бесноватого слепого и немого; и исцелил его, так что слепой и немой стал и говорить и видеть» (Мф. 12, 22). 

Некоторые богословы говорят, что в древности всякая болезнь понималась как результат действия сатанинских сил, как беснование. Изгнание демона — влечет за собою исцеление. 

Однако Священное Писание совершенно конкретно различает больных и бесноватых: 

«И ходил Иисус по всей Галилее, уча в синагогах их и проповедуя Евангелие Царствия, и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях. И прошел о Нем слух по всей Сирии; и приводили к Нему всех немощных, одержимых различными болезнями и припадками, и бесноватых, и лунатиков, и расслабленных, и Он исцелял их» (Мф. 4, 23-24). 

Здесь отдельно говорится о больных физическими недугами, о душевнобольных и об одержимых бесами. 

Однако бывает и так, что физическая болезнь напрямую связана с присутствием в человеке злой силы. Изгнание демона приводит к здоровью — не только нравственному, но и физическому. Бес изгнан — и болезнь отступила: слепой прозрел, немой обрел дар речи… О мальчике-лунатике, из которого Иисус изгнал беса, сказано: «и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот же час» (Мф. 17, 15-18). 

То, какое значение придавал Спаситель изгнанию бесов, видно из следующего рассказа. Когда Иисуса предупреждают о намерении Ирода убить Его, Он отвечает: «пойдите, скажите этой лисице: се, изгоняю бесов и совершаю исцеления сегодня и завтра, и в третий день кончу» (Лк. 13, 32). Здесь мы видим, что все Свое служение Господь сводит к двум действиям: к изгнанию бесов и к исцелениям. 

На теме экзорцизма (изгнания демонических существ из людей) подробно останавливаться мы не будем, расскажем лишь об одном выразительном и интересном чуде. 

В Евангелиях мы читаем следующую замечательную историю. Однажды Христа Спасителя «встретили два бесноватые, вышедшие из гробов, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путем. И вот, они закричали: что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас. Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, все стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде. Пастухи же побежали и, придя в город, рассказали обо всем, и о том, что было с бесноватыми. И вот, весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их» (Мф. 8,. 28-34). 

Чуть остановимся. В окрестностях Гадары в пещерах, в которых погребались мертвецы (гробах), обитали два свирепых бесноватых. 

Мимо проходил Христос, и они встретились. Тут бесы показывают свою сверхъестественную осведомленность, называя Иисуса Сыном Божиим. Несомненно, что злые духи почувствовали приближение Бога, поняли, что для них наступает конец. Бесы умоляют повременить с казнью: Пришел Ты сюда прежде времени — речь идет о Великом Страшном Суде в конце человеческой истории, на котором сам сатана, все бесы и верные им будут ввержены в озеро огненное навеки. 

И дальше происходит нечто таинственное — Христос посылает бесов в свиней. И свиньи вместе со стадом бросаются с горной кручи и погибают в море. 

Сложно представить себе эту картину, тем более непонятно, зачем Спаситель уничтожил целое свиное стадо?… 

Возможно, что история со свиньями — добавление легендарного характера. Эта же история приведена у Марка и у Луки. Так вот, у Марка Христос спросил, как зовут беса, находящегося в одержимом . «И спросил его: как тебе имя? И он сказал в ответ: легион имя мне, потому что нас много» (Мк. 5, 9). Греческое «легион» можно понять и перевести и как множество, и каксолдат, легионер. Как пишет И. Иеремиас: «Слово ligjona было ошибочно понято как «легион»: «Меня зовут Легион, потому что нас много (и все наше полчище живет в больном)» — и в результате возникло представление об одержимости больного тысячами злых духов. Отсюда было уже недалеко до легенды о переселении бесов в свиней». 

Какую историчность имеет рассказ о гибели двух тысяч свиней (Мк. 5, 13), установить невозможно. Возможно, так все на самом деле и было, возможно, что это добавление легендарно. Важно не это, а то, почему Евангелисты используют этот мотив. (Еще раз напомним, что для Евангелистов, прежде всего, имеет значение не что и как произошло, тут вполне могут быть преувеличения, сказочные элементы, а почемузачем это произошло.) 

Вода, в понимании иудеев, являлась местом исконного обитания бесов. Там живет чудовище — левиафан, он же древний змей, дракон. Вспомним гимн псалмопевца, обращенный ко Господу: «Ты расторг силою Твоею море, Ты сокрушил головы змиев в воде; Ты сокрушил голову левиафана» (Пс. 73, 13-14). 

И вот здесь, в этом рассказе, бесы изгоняются из нашего мира и отправляются в море, родственную им стихию. Не навсегда, на время. Скоро, бесы будут погружены, уже навсегда, в другую пучину — «озеро огненное и серное» (Апок. 20, 10). Там, в новом мире, о котором пришел свидетельствовать Иисус, моря, как места жительства богопротивной силы, уже не будет (Апок. 21, 1)! 

Вспомним и то, что свиньи религиозным иудейским сознанием рассматривались как нечистые существа, оскверняющие землю уже одним своим присутствием. В этой истории Христос очищает от сатанинской нечистоты бесноватых, также освобождает от нечистоты и бесовщины и землю… 

Евангелисты отмечают реакцию людей — весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их. Этим людям уютнее, комфортней, чтобы все оставалось, как есть, нетронутым. Лишь бы не было нарушено их благополучие и достаток — паслись их свиньи. 

Вот так и мы предпочитаем оставаться со своими свиньями (и, разумеется, с бесами), не желая, чтобы Бог действовал, что-то в нас и вокруг нас изменял. 

Об этом замечательно сказал современный пастырь и проповедник митрополит Сурожский Антоний: 

«»Уйди, уйди от нас, уйди из наших пределов!» — говорил народ, который предпочел то, что ему было дорого: богатство, стада, невзволнованность жизни, здравию, исцелению человека; уйди — Ты у нас отнимаешь то, что нам дороже человека… Уйди от нас, — говорил Великий Инквизитор. — Ты нам мешаешь строить земное добро, мешаешь обеспечить счастьем безмолвное, безответственное стадо; уйди! Ты им открываешь пути, по которым им слишком трудно будет идти… Уйди от нас! — говорили вожди еврейского народа перед лицом Пилата — а раз Ты Сам не уходишь, пусть сила земная, грубая сила нас от Тебя избавит… И к Пилату обращались со словами: Распни,распни Его, — чтобы не звучала больше на наших улицах эта страшная проповедь о безусловной, крестной любви, это безумие о кротости и смирении, самоотречении, любви, отдающей все; потому что ничего нет более ценного, нежели человек… 

И через всю историю звучит этот крик: Уйди! Ты стоишь на нашем пути к благополучию, к беспечности, к забвению… Это говорит через всю историю человеческий род. А мы? Неужели мы единственные, с небольшой горсточкой учеников, этого страшного слова, прямо или косвенно, никогда не говорим и никогда не сказали? Вспомним притчу Христову об овцах и козлищах: разве не приходил к нам человек в нужде, и разве мы не говорили ему: «Уйди!»? Человеку нечего было надеть, но мы ему отвечали: Поношенного у меня ничего не осталось, а нового, хорошего, я тебе, конечно, отдать не могу —уйди!.. Не подходил ли к нам нищий на дороге, и не отвечали ли мы ему, держа в сумке купленную еду: Я истратился, не могу тебе дать ничего… Из сумки мы ничего не вынули, из кошелька ничего не дали; сказали: Уйди… Или просто, что, может быть, еще страшнее, нарочно его не увидели, прошли мимо, скользнули взором, так что он знал, что мы его видели, но что он для нас не существует; из бытия прогнали его в небытие… Бывает, что и вор, и преступник постучится в нашу дверь: я прямо из тюрьмы, мне нужно немножко денег, мне надо одеться, чтобы найти работу… И сколько раз такой человек слышал от мнимого верующего: С такими, как ты, я не общаюсь, —уйди!.. Сколько раз бывало, что надо было в больнице посетить больного — но нет! — там можно заразиться, туда лучше не идти! Пусть он идет своим путем — а с моей дороги уйдет!.. 

Так было когда-то, когда в декабрьскую ночь пожилой мужчина, который вез с собой молодую беременную Мать, стучался во все двери вифлеемские; ни одна дверь не открылась: у нас тихо, у нас тепло, мы собрались семьей — чужой нам не нужен; ищи другого пристанища, уйди в ту пещеру, в загон, где бедняки держат своего вола, осла: от нас уйди!.. 

Сколько раз бывало в жизни каждого — в моей и вашей, — что человек с горем приходил, когда у нас на душе была весна, и ему говорилось: Уйди, не отравляй нашу радость! В нашем доме брак, в нашем доме именины, в нашем доме ликование — не омрачай этой радости: так мало ее бывает!.. А бывает, что человек придет в дом горя, и ему скажут: Уйди! У нас темно, и у нас горя вдоволь — не прибавляй, чаша полна, через край переливается — уходи от нас!.. 

И так можно было бы образов, примеров дать без конца, не из чужой жизни — из своей, из моей, из вашей… И так поступили со Христом; а Спаситель не сказал ли нам: Что вы сделали одному из малых сих, вы сделали Мне?.. Значит, мы Ему говорили: Уйди! Ты нас лишаешь того, что нам дороже Твоего присутствия и тех, кого Ты так возлюбил, что Ты за них отдал Свою жизнь, Свою страшную Гефсиманскую ночь, Свое телесное распятие, оставленность Богом на кресте; все это мне нипочем: Ты их так любишь — не я… 

Мы не говорили: «Распни, распни Его», но разве, когда человек умирает от голода, когда человек истосковался в одиночестве, когда он брошен, когда ему места нет среди людей, как Христу не оказалось места даже умереть в граде Иерусалиме, — разве это не прикованность ко кресту, не распятость, не смерть оставленности, медленная, порой горькая смерть, когда раньше тела умрет вера в человека и вера в Бога, умрет и погаснет надежда, потускнеет и умрет любовь… 

Вот о чем говорит эта такая привычная нам притча; весь этот рассказ ведет к тому, что сказано было Христу в момент, когда Он явил Свое сострадание, и милосердие, и любовь, и Божественную силу: Уйди, Ты у нас отнимаешь земное, а небесного нам не нужно… Вспомним слово Спасителя и опомнимся: Ищите прежде Царствия Божия — и все приложится; и именно приложится: не отнимется, но найдет свое место там, где небо на земле, и будет тогда полнота…» 
Чудо как восстановление Богом задуманного порядка в мире 

Выше мы говорили, что чудо — это препобеждение законов природы силою Божией. 

Но можно посмотреть на этот вопрос и под другим углом зрения. Как говорит митрополит Антоний (Блюм): «сущность чуда состоит в том именно, что человеку и природе вокруг него возвращается свобода быть собой, не быть во власти зла, господствующего на земле». Об этом же говорит архиепископ Иоанн (Шаховской): «Чудесное лежит в основании всех вещей… Среди творения оно составляет правду его высшего бытия. Падение наше есть уход от чудесного». 

Мы знаем лишь мир, поврежденный грехом, непослушный Богу, отступившийот Бога. Быть может, чудо и есть не что иное, как возвращение мира кпослушанию Богу… 

Вспомним, что Господь сотворил прекрасный мир, как говорит Священный автор, мир весьма хороший (ср. Быт. 1, 31). Человек был поставлен над всем миром, чтобы привести мир к еще более высокому и прекрасному состоянию — к обожениюосвящению. Но человек ушел от Бога, возжелав жить сам по себе, строить свой мир. Этот отход от Бога и Его замыслов Церковь называетгрехопадением

Грехопадение человека явилось катастрофой для всего мироздания. Если мы посмотрим киносъемку ядерного взрыва, мы увидим, как от эпицентра взрыва расходятся концентрические круги, захватывающие и уничтожающие пространство все больше и больше. Вот так и ударная волна грехопадения первых людей распространилась на весь сотворенный мир. Весь мир, как зеркало, разбился, весь мир был поврежден и изменился… «Проклята земля за тебя» (Быт. 3, 17), — с сокрушением говорит Адаму Господь. 

Земля и вся природа оказались выхваченными из рук Божиих цепкой лапой сатаны. Теперь он князь мира

В мир вошли грех и смерть. Если раньше, в Раю, преимущественными отношениями человека и животных были дружба и мир, человек даже не ел животных (см. Быт. 1, 29), то теперь человек и мир стали если не врагами, то соперниками за место под солнцем. 

У преподобного Симеона Нового Богослова находим потрясающие по своей драматичности строки, в которых он описывает ужас творения от того, что пал ее господин — человек. 

Сначала ужас, а потом непослушание, бунт твари, который продолжается до сих пор. «Все твари не хотели повиноваться Адаму- преступнику. …Солнце не хотело светить ему, ни луна, ни прочие звезды не хотели показываться ему; источники не хотели источать воду и реки — продолжать течение свое; воздух думал не дуть более, чтобы не давать дышать Адаму, согрешившему; звери и все животные земные, когда увидели, что он обнажился от первой славы, стали презирать его и все тотчас готовы были напасть на него, и земля не хотела носить его более». 

Когда человек согрешил, творение покорилось суете (ср. Рим. 8, 20), то есть распаду и гибели. Человек и сам вошел в тесное общение с богопротивными демоническими силами. Он может покориться им, а может и пытаться противостоять. Это Господь, сразу после грехопадения человека, и прорекает змею-сатане: «и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт. 3, 15). 

Мы видим, что в этих важных словах утверждается конфликт — вражда между семенем (потомством) сатаны и семенем (потомством) человеческим. Диавол всегда, сколько будет стоять существует этот мир, будет догонять человека и хватать его… Но и человек будет также наступать на голову змеям, давить их: «се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражию» (Лк. 10, 19) — вот, что завещано христианам. 

Но слова Господа о вражде семени жены и семени змея говорят еще об одном. Они говорят нам о победе Богочеловека Иисуса Христа над сатаной. Будем честны, разве мы поражаем сатану в голову? Даже самые высокие подвижники лишь огорчали лукавого, не уничтожая его… И лишь один из людей, Человек, в Котором и человеческое, и Божественное были слиты воедино, Иисус из галилейского поселка Назарет, по-настоящему поразил сатану в голову. Своим Воскресением из мертвых Спаситель нанес змею сокрушительный удар, так что тот теперь издыхает. Сатана пока жив, он конвульсивно бьет хвостом, окончательная победа над сатаной еще впереди — она будет совершена в день Второго Пришествия Христова. 

Но все же сатана побежден, его дни сочтены. 

И тварь освобождается из плена греха, рабства суете.

Мы не можем сказать, что мир уже преображен. Это лишь грядет, скоро, когда? — Бог знает. 

Но мы можем сказать, что мир подошел к черте отделяющей наш мир отгрядущего, мир сей от Царства Небесного; мир вступил в новую фазу своего бытия — Мессианскую. 

Прежде был один народ Божий — иудейский. 

Но пророки предсказывали, что когда прейдет Мессия, границы Божьего народа откроются и впустят туда всех желающих. 

Более того, принадлежать к народу Божьему мог лишь физически здоровый человек, калека, был исключен из числа спасаемых. И вот Христос своими исцелениями, этими знаками наступления новой эры показывает: долгожданное время наступило! Этим самым Христос как бы показывал, что время деления людей по признаку чистоты-нечистоты, праведности-греховности прошли. Все призываются на пир благодати! Всем даруется новая брачная одежда, чистота и святость. 

Н.Т.Райт пишет: «Многие люди, исцеленные Иисусом, попадали в одну из запрещенных категорий. Это слепые, глухие и немые. Это прокаженные… Это женщина с кровотечением, делавшим нечистой не только ее, но и все, к чему она притрагивалась. Это «скорченная» женщина, «которую сатана восемнадцать лет держал связанной». Казалось бы, прикасание Иисуса к мертвым и воскрешение их должно было сделать ритуально нечистым Его самого! Но оно возвращало их в израильское общество. Также Его чудеса, совершенные для язычников и самарянина, свидетельствуют о включении в народ ГОСПОДА тех, кто ранее в него не входил. 

Эти исцеления не просто приносили людям физическое здоровье и обновленное чувство принадлежности к общине… но и заново делали их членами народа Бога Израилева». 

…Да, чудеса исцелений, да вся проповедь Христа говорит нам о том, что аромат из того мира, из Царства Небесного уже доносится и до нас. Пусть окончательное исцеление мироздания пока впереди, но начатки этого исцеления, фрагментарные исцеления пораженной сатаной природы совершаются уже сегодня, предвосхищая грядущее полное преображение мира.

Эти исцеления здесь и сейчас (автор мог бы навскидку привести десятки таких свидетельств) лучше всяких теорий свидетельствуют, что в наш мир распахнуто окно из иного мира. Это как окно в тюремной камере. Из этого окна доносятся звуки, запахи иной, более прекрасной жизни, чем жизнь в камере. 

В жизни верующих людей не так много действительно потрясающих чудес. Но они есть! Практически у каждого. Их не так много, как хотелось бы (потому что мы живем все-таки в прежнем мире), но они есть. 
Евангельские примеры: 

Итак, мы говорим, что в чудесах, которые мы сегодня видим, совершается восстановление изначального замысла Божьего о мире. Мир должен был жить в праведности, открытости Богу и жил бы счастливо. Можно ли это доказать на примере Евангельских чудес? 

Конечно! Прочитаем, например, рассказ об исцелении Христом парализованного человека: 

«И вот, принесли к Нему расслабленного, положенного на постели. И, видя Иисус веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои. При сем некоторые из книжников сказали сами в себе: Он богохульствует. Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших? ибо что легче сказать: прощаются тебе грехи, или сказать: встань и ходи? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, — тогда говорит расслабленному: встань, возьми постель твою, и иди в дом твой. И он встал, взял постель свою и пошел в дом свой. Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть человекам» (Мф. 9, 2-8сл). 

Конечно, само по себе исцеление человека — это уже знак наступления новой эры: пришел Мессия — и ожидания человечества сбываются… 

Но здесь акцент сделан не на самом факте исцеления, а на том, что Христос — как Бог, ибо только Бог может это делать, — отпускает расслабленному грехи! 

Что такое грех? Прежде всего, это проявление слабости человеческой природы. Человек не может быть праведным. Часто не хочет, а часто именноне может

Но Христос дает силу преодолеть грех. Творение восстанавливается в богоподобии, возводится на ту высоту призвания, с которой человек ниспал. 

Иисус прощает грехи, показывая, что печальный и нечистый груз прошлого уничтожен. Человек ставится перед выбором: начать новую жизнь, жизнь последователя Христова, или вернуться к прежнему вялому, полусонному существованию. Людей, выбравших второй путь, Спаситель однажды резко назвал мертвецами (см. Мф. 8, 22). Они духовно бесплодны, можно сказать, духовно мертвы… 

Но тот, кто последует за Иисусом, обретет новую, удивительную жизнь. Это жизнь изобилия и радости. Мы вечны, мы сотрудники Божии, мы вместе с Господом трудимся для того, чтобы мир выздоровел от греха, обратился к новой жизни. Своими силами мы ничего не сможем сделать, но все можем в укрепляющем нас Господе! 

Чудеса Христовы не принуждают к вере. Чудес нарочитых и показных Христос намеренно не совершает. Христос совершает обычно дела, сверхъестественность которых открывается лишь верующему, или расположенному к вере сердцу. 

Вера! Вот что является обязательным условием совершения чуда. Или, скажем иначе, вера — это то, что делает человека способным увидеть, опознать чудо. Без веры никакие чудеса не совершатся . 

Страдающая кровотечением женщина прикасается ко Христу, «…ибо она говорила сама в себе: если только прикоснусь к одежде Его, выздоровею. Иисус же, обратившись и увидев ее, сказал: дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя»». И происходит чудо. «Женщина с того часа стала здорова» (Мф., гл. 9).Дерзай здесь можно перевести и понять и как смелее. Смелее, не бойся, только веруй! 

Женщина выздоровела, как в других рассказах исцелялись прокаженные, но это совершенно не убедило настроенных против Христа. Значит, чудо можно правильно понять, а можно чуда и не увидеть, если не желать видеть… 
Исцеления прокаженных 

Мы уже приводили слова Христа, сказанные посланцам Иоанна Крестителя: «пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются…» (Мф. 11, 4-5). 

Здесь остановимся. Прокаженные очищаются

Проказа — страшная болезнь. Она пугает и сегодня, а в те времена, когда проказа совершенно не лечилась, заболеть ею означало быть приговоренным к мучительной смерти. По вере иудеев, проказа была не просто болезнью, но наказанием Божиим, проклятием Божиим, знаком гнева Господня. Само слово «проказа» (евр. — нега) дословно означает ударязва

Этим словом обозначались различные кожные заболевания или даже плесень, разъедающая одежду или стены . 

Однако преимущественно проказой называли мучительную болезнь. Заболевший сперва покрывался красноватыми пятнами, затем эти пятна превращались в волдыри с ядовитым гноем. Ядовитая жидкость разъедала тело, у прокаженного отваливались пальцы на ногах и на руках, мягкие ткани лица — нос, губы… Расстраивался желудок, поражались внутренние органы, больной задыхался и, наконец, спустя годы, умирал, сгнив заживо. 

Под угрозой удара Божьего, как считали иудеи, находятся все люди. Если человек нечестив, изменяет Истинному Богу с иными, языческими, богами, то велика вероятность, что он будут поражен проказой. 

Мы помним, как проказой (в оригинале стоит слово нега) был поражен Египет: «и сделалось воспаление с нарывами на людях и на скоте. И не могли волхвы устоять пред Моисеем по причине воспаления, потому что воспаление было на волхвах и на всех Египтянах» (Исх. 9, 10-11). 

Проказой был поражен праведник Иов. Он сидел в пыли, скоблил тело черепицею и взывал к небу: за что? Что он такого сделал, что Господь так страшно поражает его?.. 

Когда пророк Исаия пишет о Мессии — Отроке Господнем, он говорит, что Тот «взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши, и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились (Ис. 53, 4-5). В последнем предложении дважды повторяется слово проказа (нега), переведенное у нас как язва и рана

Здесь Мессия берет на Себя то проклятие, наказание, которое должны понести евреи за нарушение Заповедей Божиих, и этим спасает от наказания весь народ, даже больше, все человечество. 

Проказа — наказание Божие. Значит, и освободить от проказы может лишь Бог. И если исцеление происходит, следует непременно показаться священникам в Храме и принести жертвы, дабы возблагодарить Господа (Лев., гл. 13-14). 

Если мы обратимся к Евангелию, то увидим, что Христос изо всех болезней чаще всего исцеляет именно проказу! Во-первых, этим Спаситель демонстрирует Свое Божественное достоинство: Он силен излечить от проказы, ибо Он — Бог! Во-вторых, исцеляя от проказы, Спаситель исполняет приведенное выше пророчество Исаии. Болезни, язвы людей Он берет на Себя, о чем прямо говорит Евангелист Матфей: «Когда же настал вечер… исцелил всех больных, да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: Он взял на Себя наши немощи и понес болезни» (Мф. 8, 16-17). 

Для людей, видящих потрясающие исцеления, несомненно и очевидно: Иисус из Назарета — «Тот, Который должен придти» (Мф. 11, 3-5). 

Вот то, что можно сказать об исцелениях и прокаженных вообще. Однако каждый из Евангельских рассказов заключает в себе и особый смысл. 

Прочитаем некоторые Евангельские сообщения об исцелении прокаженных. 

Первый рассказ — история об исцелении прокаженного, приблизившегося к Иисусу и дерзнувшего попросить об исцелении: — Если хочешь, Господи, исцели… Об этом происшествии мы читаем у трех Евангелистов — Матфея, Марка, Луки. 

«И вот подошел прокаженный и, кланяясь Ему, сказал: Господи! если хочешь, можешь меня очистить. Иисус, простерши руку, коснулся его и сказал: хочу, очистись. И он тотчас очистился от проказы. И говорит ему Иисус: смотри, никому не сказывай, но пойди, покажи себя священнику и принеси дар, какой повелел Моисей, во свидетельство им» (Мф. 8, 2-4). 

Итак, ко Христу подходит прокаженный. И кланяясь говорит: если хочешь, можешь меня очистить… Как будто бы очень обычная ситуация. 

На самом же деле, ситуация более драматична, чем кажется на первый взгляд. Напомним, что прокаженный не имел права показываться в городе. Всех больных отселяли в пустыню, за пределы города, больные под угрозой смерти не могли приближаться к здоровым людям, входить в город… Прокаженный считался ритуально нечистым, его появление в городе могло вызвать эпидемию болезни, а могло и навлечь гнев Божий на весь народ. Что оставалось делать прокаженным? Молиться домашней, не храмовой, молитвой, плакать, каяться, просить Бога о выздоровлении… Известны случаи полного исцеления даже больных самой тяжелой формой проказы. 

Однако этот прокаженный нарушает закон. Нам понятно, что он был в отчаянном положении, но это не повод подвергать опасности других людей. Евангелист Марк сообщает, что Спаситель посмотрел на прокаженногострого (Мк. 1, 43). Можно было бы перевести и иначе — зыркнул! Тот же Марк сообщает, что Иисус исцелил прокаженного, «умилосердившись над ним» (1, 41), то есть сжалившись. На самом деле во многих древних рукописях стоит слово разгневавшись

«Отослал его и сказал ему» (1, 43-44), читаем мы в нашем переводе, однако в греческом тексте выразительней: фыркнув прогнал

Заботясь о личном благополучии — например, здоровье, — нельзя забывать о ближних. Мы не должны быть эгоистами… 

Однако Спаситель милосерден даже к этому несчастному нарушителю Божиих и человеческих законов; взглянув на него, Он произносит: Хочу, очистись

Исцеляя прокаженного, Спаситель — этот интересный факт единодушно отмечают все Евангелисты, — касается больного. Прикасаться к прокаженному запрещено, такой человек сам становится нечистым. Но Иисус выше запретов о ритуальной чистоте или нечистоте. Он — Бог, поэтому Он может движением руки отменять Священные Библейские заповеди и утверждать новые. 

Касаясь больного, Христос этим самым как бы демонстрирует — болезнь излечена, прокаженный здоров! Обратим внимание на слова Евангелистов: И он тотчас очистился. Тотчас! Иисус — не лекарь, назначающий больному лекарственные процедуры, Он не молитвенник, не ходатай пред Богом, который просит Отца Небесного совершить чудо. Он Сам — Бог! И поэтому Он может коротко обронить: хочу, очистись — и тотчас произойдет чудо. 

И еще — исцеляя прокаженного, Иисус повелевает ему молчать: И говорит ему Иисус: смотри, никому не сказывай

Христос избегает совершать демонстративные чудеса. Он совершает чудеса, снисходя к человеческому страданию, горю. Но Христос не хочет, чтобы за Ним шли как за чудотворцем, Он не принуждает к вере, не навязывает ее. 

Человек должен уверовать в Иисуса как в Мессию не потому, что Он дает здоровье, богатство. Человек не должен требовать от Бога таких эффектных чудес. Он Сам говорит: «блаженны невидевшие и уверовавшие» (Ин. 20, 29). 

Однажды, когда Спаситель чудесным образом накормил большую толпу людей, эти люди разыскивали Христа, чтобы примкнуть к Нему. Но Иисус с горечью сказал им в ответ: «истинно, истинно говорю вам: вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились» (Ин. 6, 26). 
Чудо в Евангелии, как неоднократно говорилось, — это, прежде всего, знакБожественного достоинства Христова, знак наступления Новой эры. Когда Христос говорит: вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, это можно понять так: вы ищете Меня не потому, что поняли знак, уразумели, что этим чудом Я хотел сказать… Ведь смысл чуда не в самом чуде, а в том, что собою знаменует чудо. 

Насыщая голодных, Христос хотел показать, что Он заботливый Питатель, Сама Жизнь этих людей. «Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда» (Ин. 6, 35). Вот что должен увидеть и понять человек, а не стремиться к приятной тяжести в желудке. 

То же можно сказать и об исцелении прокаженных. Спаситель хочет, чтобы, видя чудо, окружающие поняли, Кто есть Иисус, и вспомнили пророков, писавших, что исцеление прокаженных — знак наступления Новой эры… 

Прочитаем о другом чуде исцеления проказы. Об этом нам сообщает лишь один Евангелист — Лука. Почему? Потому, что Лука был греком, а значит, и язычником, по происхождению. В истории, о которой мы сейчас будем говорить, мы встречаемся с большой верой и с горячей благодарностью иноверца. 

«Идя в Иерусалим, Он [Христос] проходил между Самариею и Галилеею. И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас. Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились. Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин. Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника? И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя» (Лк. 17, 11-19). 

Здесь больные не дерзают приблизиться ко Христу. Они останавливаются поодаль и кричат: Иисус Наставник! помилуй нас

Евангелие акцентирует наше внимание на этих двух моментах: остановились поодаль и кричат, просят! 

Они понимают, какая дистанция их, живых мертвецов, — так называли иудеи прокаженных — отделяет от Иисуса, от всех людей. 

И они просят помиловать их. Даже не исцелить, а помиловать. Греческоеелейсон (помилуй) можно перевести как излей милостьблагодать на нас. Смилостивься над нами, скажи хоть слово, взгляни на нас… 

И Христос мгновенно обращается к ним: пойдите, покажитесь священникам. Именно священник, по закону, должен был подтвердить, что больной здоров, и допустить его к остальным израильтянам (см. Лев. 14, 3-4). 

Как и выше, нет никакой молитвы, манипуляций… Пойдите, покажитесь! 

Прокаженные двинулись в путь. Иудеи пошли в Иерусалим. Самарянин , сектант, безбожник, для иудеев, отправился, видимо, к своему, самарянскому, священнику. 

И когда больные были уже в пути, оказалось, что они исцелены. Проказа навсегда оставила их, они возродились к жизни. Несложно представить их радость и воодушевление. Они поспешили в Храм. Но… лишь один повернул назад и пал перед ногами Спасителя. И это был самарянин. 

Что нам хочет сказать Лука, приводя этот рассказ? 

Прокаженные видят во Христе лишь пророка, учителя. Они обращаются к Нему как к Наставнику. 

Когда исцеление происходит, они не узнают во Христе Бога, а бегут к своим священникам, в Иерусалимский Храм, чтобы воздать славу Богу, который на Небесах! 

А самарянин — еретик, неверный. Он не имеет Истинного Бога, и его жажда по Богу так велика, что он узнает Его, Создателя и Спасителя, во Иисусе. 

Узнать Бога во Христе. Узнать и поклониться! Вот основная идея рассказа о чуде. И в Церкви этот отрывок читается во время совершения благодарственного молебна. Потому что христиане — зоркие люди. Они видят участие Божие в своей жизни. И узнают Христа, действующего, помогающего, наставляющего. И знают, что Иисус — больше, чем человек, больше, чем пророк, Он — Сын Божий! И готовы благодарить.

http://azbyka.ru