Помочь матери отказаться от своего ребенка. Хорошо это или плохо? Думаю, ответ очевиден. Вместе с тем не может быть ничего лучше спасения детской жизни.

Как ни странно, в обеих ситуациях мы говорим об одном и том же инструменте, который, с одной стороны, помогает отказаться от нежеланного ребенка, а с другой — довольно часто становится единственной возможностью его спасти.

Окно в жизнь

Беби-боксы, или так называемые окна жизни, с начала своего широкого распространения в Европе наделали много шума и до сих пор вызывают большое количество споров. Беби-боксы — это специально оборудованное место в детской больнице или родильном доме, которое представляет собой окно с внешней стороны здания и теплую колыбель изнутри.

Принцип работы такого устройства довольно прост. Женщина, которая желает анонимно отказаться от своего новорожденного ребенка, кладет его в люльку, после чего дверца «окна жизни» автоматически блокируется, а на врачебный пост учреждения, при котором установлен беби-боксы, поступает тревожный сигнал. Не более чем через 3 минуты ребенок окажется в руках врачей, которые в ближайшее время проверят состояние здоровья малыша и при отсутствии каких-либо проблем передадут его попечительским службам. Если же на теле ребенка будут найдены следы насилия, его мать станут разыскивать для проведения разбирательств.

Грустная статистика

При появлении сомнения, нужен ли современному обществу такой социальный инструмент, как беби-бокс, достаточно взглянуть на статистику по инфантициду в России. По сути, это самая страшная статья уголовного кодекса — убийство матерью своего новорожденного ребенка (ст.106 УК РФ).

Только в минувшем году в России было инициировано более 130 уголовных дел по факту убийства новорожденных. Получается, чаще, чем каждые три дня, в каком-то уголке нашей страны мать убивает своего недавно родившегося ребенка. И это только официальная статистика. Число смертей, да и сама возможность прецедента заставляют глубоко задуматься, почему же такое происходит в нашей стране, возможно, есть инструменты, которые позволят за ненадобностью забыть эту статистику как страшный сон?

Объяснить логически способность одного человека убить другого невозможно, тем более когда речь идет о младенце. В данном случае справедливо говорить о невменяемости, крайней степени душевного расстройства. С одной стороны, у женщины практически всегда есть возможность отказаться от ребенка в родильном доме. Однако такая процедура не подразумевает сохранения анонимности, кроме того, появляется риск потерять родительские права на других детей, если они у женщины есть. С другой стороны, зачастую эти женщины рожают вне стен роддома, что исключает возможность официального отказа от ребенка.

У матерей, ведущих асоциальный образ жизни, злоупотребляющих алкоголем или наркотиками, появляется еще один мотив не отказываться от ненужного ей ребенка в роддоме — денежные пособия. Безусловно, они мизерны, но порой достаточны для людей, которые не способны прожить без предмета своей зависимости. Стоит ли говорить, что в отсутствие необходимого ухода живут такие дети крайне мало.

Отсюда вытекает ключевая функция беби-боксов – любым адекватным способом спасти от убийства новорожденных детей, которые не нужны собственным родителям.

Спорный момент

Противники беби-боксов утверждают, что подобная возможность станет провоцировать матерей отказываться от своих детей, чего бы они не сделали, будь этот путь сложнее. Таким образом, в обществе может сформироваться мнение, что отказ от ребенка – это дело пары минут, которое не отразится на дальнейшей судьбе женщины. Кроме того, возникает справедливый вопрос: а что делать, если мать впоследствии одумается и захочет вернуть своего малыша? И еще: не придется ли в скором времени увеличивать число детских домов?

Если подкидышу еще не начали подбирать новую семью, возможность вернуть его биологическим родителям существует. Для этого они должны пройти ДНК-экспертизу, а также особую комиссию, которая и вынесет решение, можно ли отдать ребенка его родной матери.

Как ни странно, не говорит в пользу беби-боксов статистика по инфантициду. Так, например, одна из первых «коробок» была установлена в Краснодарском крае. Однако по итогам 2012г. в регионе было заведено 5 уголовных дел по 106-й статье. Аналогичная ситуация наблюдается в Тюменской и Ростовской областях – по 6 дел в минувшем году.

В настоящее время на территории нашей страны функционирует несколько социальных фондов, которые занимаются защитой детей, оказавшихся в сложных жизненных ситуациях. Некоторые их них специализируются не только на продвижении беби-боксов, но и проводят профилактическую работу, направленную на поддержку проблемных семей.

Опередить беду

По сути, единственный способ избежать прецедентов отказа от детей и более страшных последствий родительской безответственности – это и есть пресловутая профилактическая работа, направленная на опережение беды. И заключается она в контроле неблагополучных семей, отслеживании ситуации с матерями, ведущими асоциальный образ жизни, а также в своевременном реагировании при возникновении каких-либо проблем. Учитывая, что в группу риска входят и несовершеннолетние матери, отдельное внимание стоит уделить им.

Беби-боксы не способны решить проблему родительской безответственности, особенно в том случае, когда речь идет о сознательном желании в той или иной форме бросить ребенка. Последнее время правоохранительные органы фиксируют все больше случаев, когда матери продают своих новорожденных детей, а это значит, что «разруха в головах».

В то же время, если распространение беби-боксов удастся совместить с грамотной социальной работой, направленной на продвижение ценностей семьи и материнства, возможно, этот инструмент не только сумеет спасти детские жизни, но и позволит спустя какое-то время в принципе забыть о таких явлениях, как детские дома или брошенные дети. При этом работа не должна сводиться к агитации за отказ от ребенка в пользу государства, фонды должны оказывать реальную финансовую и психологическую поддержку проблемным матерям и стараться сделать все, чтобы ребенок остался в родной семье.

РБК